Наука и технологии против вич: пять основных трендов

Как лечиться?

ВИЧ-инфекция

Существует множество препаратов, которые в комбинации хорошо защищают от развития ВИЧ-инфекции. Какого-то одного, лучшего лечения не существует — терапия подбирается индивидуально. Со временем к некоторым препаратам может выработаться устойчивость, тогда их меняют. Причём возникновение устойчивости к одним препаратам может значить и то, что вирус становится невосприимчив и к другим похожим лекарственным средствам, которые до этого не применялись.

Чтобы это происходило как можно реже, лекарства нужно принимать без пропусков, ежедневно в одно и то же время. Сейчас делать это стало удобнее: два-три препарата могут быть объединены в одну таблетку. Обычно требуется принимать от 1 до 4 таблеток в день. Чаще всего никаких рекомендаций по поводу того, до еды или во время неё пить лекарства, нет. Но если препарат нужно принимать на голодный желудок, помните, что это значит: за час до еды или через два часа после неё.

Чтобы проще было принимать препараты вовремя, купите таблетницу и заполните её на неделю, оставьте её на видном месте. Также можно привязать приём лекарств к какой-то ежедневной активности (например, чистке зубов или кормлению собаки) либо поставить напоминание на телефоне. Часть лекарств положите в разные места (в ящик стола на работе, рюкзак, сумку), чтобы препараты всегда были доступны.

Современные лекарства вызывают меньше нежелательных реакций, чем более старые. Однако такое всё же случается. Обычно все побочные эффекты постепенно уходят, поэтому при их возникновении нужно обратиться к врачу, но приём препаратов не прекращать. Чаще всего нежелательные реакции возникают у пациентов с гепатитом: это тошнота, рвота, боль в правой верхней части живота, усталость, потеря аппетита, жёлтая кожа и склеры (наружная оболочка глаза). Об этом обязательно нужно сообщить доктору.

Помните, что эти препараты могут взаимодействовать с другими лекарствами, которые вы принимаете (например, средствами для снижения уровня холестерина, лечения астмы или изжоги). Препараты на основе растений (в частности зверобоя, чеснока, чертополоха) снижают концентрацию лекарства в крови.

Человеку с ВИЧ-инфекцией, но хорошо работающей иммунной системой лучше сделать несколько прививок: от гриппа (делается ежегодно), гепатита B, пневмококка, дифтерии, столбняка, коклюша и др. Подробнее о такой необходимости лучше поговорить со своим лечащим врачом.

Несмотря на то, что государство обязано обеспечивать людей с ВИЧ-инфекцией АРВТ, к сожалению, тут нередко возникают проблемы. При этом рыночная стоимость таких лекарств довольно высокая.

СПИД

Если у человека диагностирован СПИД, то зачастую, кроме АРВТ, ему в качестве профилактики также необходимо принимать антибиотики и противогрибковые препараты.

Как никого не заразить?

ВИЧ не передаётся в быту: через общие тарелки или полотенца. Заразиться можно при незащищённом вагинальном или анальном секс, а также пользуясь одной иглой с заражённым человеком.

Если человек с ВИЧ-инфекцией принимает АРВТ и в его крови количество вирусов настолько мало, что не определяется обычными тестами, то риск заразить сексуального партнёра приближается к нулю. В любом случае использование презерватива защищает от передачи ВИЧ. Есть и ещё один эффективный способ профилактики, правда, достаточно дорогой. Это препарат «Трувада», его должен принимать неинфицированный партнёр до полового акта.

ВИЧ-инфекция — при правильном лечении это уже совсем не так опасно, как было в XX веке. Многие люди живут с ВИЧ, женятся, становятся родителями здоровых детей и не испытывают проблем со здоровьем. Поэтому если вы узнали, что у вас ВИЧ, не откладывая, запишитесь на консультацию к хорошему инфекционисту. Врач поможет подобрать терапию и ответит на все вопросы. Подробнее о записи на приём вы можете узнать по телефону наших партнёров: +7 (495) 233-64-94 или по адресу info@mednavi.ru.

Перебои и госзакупки

Несмотря на такой новогодний подарок и включение в рекомендации современных препаратов, главной российской новостью 2019 года все-таки стали бесконечные и катастрофические перебои с поставкой лекарств от ВИЧ в российские регионы. В частности ламивудина — самого распространенного препарата класса НИОТ.

В конце августа стало известно о проблемах с этим препаратом в Краснодарском крае, до этого — в Туле, где лекарства не было около двух месяцев, список же всех субъектов федерации, столкнувшихся с этой нехваткой, покрывает почти всю географию страны.

Причиной перебоев стала череда сорванных Министерством здравоохранения аукционов. Началась история с провала зимних, состоявшихся с конца февраля по март, и последовавших за ними весенних торгов. Более того, частично сорваны оказались даже летние.

Как устроен вирус иммунодефицита

Вирус состоит из кусочка генетического кода в две цепочки РНК – крохотного фрагмента ДНК, заключённого вместе с ферментом транскриптазой в двухслойной капсуле. Фермент необходим для сборки полноценной вирусной ДНК внутри клетки хозяина. Вирус приходит в клетку с инструментом и лоскутком генетического кода, полноценный организм он собирает из подручных клеточных материалов. Поверх капсулы находится суперкапсид, именно он распознаёт в крови ту клетку, которая станет местом жительства для вируса.

Вирус придирчиво отбирает только специальные клетки крови, на поверхности которых есть CD4-антигены. Излюбленные вирусом антигены присущи Т-лимфоцитам, моноцитам, из которых внутри тканей образуются макрофаги, клеткам вспомогательной ткани, окружающей нейроны и помогающей передаче нервных импульсов нейроглии. Все эти клетки, кроме нейроглии, отвечают за иммунитет. Поэтому, чем больше вирусов, тем хуже иммунная защита человека, и наступает такой момент, когда под влиянием неуправляемой агрессии вируса иммунитет человека практически полностью истощается.

Внедрившись в клетку, вирус на двух крошечных РНК делает надстройку, постепенно превращая их в большую ДНК. Собранную из кусочков ДНК вирус встраивает в ДНК человеческой клетки, так монолитно и живут они до самой смерти клетки. Вирус не всегда губит клетку, он может прятаться в клетке, и способен так сидеть годами, а иммунная система к нему слепа, потому что он не просто внутри родной ей клетки, он почти свой – ДНК вируса и человека спаяны в одну генетическую фигуру.

Так внутриклеточно прячась, вирус избегает смерти от лекарств, ведь только он погубит клетку-хозяйку, так ему придётся выйти в кровь и искать новое место жительства. Во время поиска клеточной жилплощади лекарство его и прихлопнет. Такие вирусные прятки вынуждают пациента всю жизнь принимать лекарства. К сожалению, вирус умудряется придумать защиту, чтобы не чувствовать лекарства, но есть несколько терапевтических альтернатив по преодолению лекарственной устойчивости, и самая простая – смена лекарственного средства на другое.

Как принимать АРВТ?

Антиретровирусная терапия  проводится с соблюдением следующих принципов.

  • Лекарства принимаются в строго определенное время!
  • Пропускать прием препаратов нельзя!
  • Самостоятельно увеличивать или уменьшать дозу препарата недопустимо!
  • Препараты, режим приема и дозу препарата назначает только врач!

В процессе лечения состав АРВТ может корректироваться, что позволяет добиться максимальной эффективности проводимого лечения.

Важно понимать, что вопросы по типу, “принимать ли мне сегодня лекарства или не принимать?”, в данном случае не уместны. Конечно, соблюдать столь строгий режим, по понятным причинам, по силу не каждому пациенту

Но жить с ВИЧ без терапии – это равносильно собственноручно подписанному смертному приговору, когда у человека есть выбор и возможности для спасения.

Я должен принимать антиретровирусные препараты каждый день?

Всю жизнь? И да, и нет. По данным исследования, проведенного в 2015 году, только при сочетании раннего начала лечения с регулярным приемом препаратов соотношение CD4 и CD8 клеток становится близким к норме. Чем ближе этот показатель к нормальному, тем больше клеток борются с ВИЧ и дают вам силы, здоровье и продолжительность жизни человека без ВИЧ-инфекции. Не стоит пренебрегать такой ощутимой пользой для здоровья. Однако и врачи, и фармацевтические компании понимают, что необходимость ежедневно принимать лекарства превращается в настоящее испытание, и поэтому разрабатывают новые возможности лечения. В этом году было проведено исследование, по результатам которого было выявлено, что инъекция препарата два раза в месяц так же эффективна, как и ежедневный прием таблеток (хотя может пройти один-два года, прежде чем такие препараты станут продаваться в аптеках). Да, пока вам придется придерживаться лечения с религиозным рвением (представьте, будто это поход в спортзал или ежедневный прием витаминов), однако это не означает, что вы обречены до конца жизни ежедневно принимать таблетки. 

Проект помощи женщинам с ВИЧ

Волонтерский проект будет реализован в течение трёх лет. Им займется ассоциация «Е.В.А.», получившая грант от программы «MSD для матерей», оказывающей помощь женщинам во время беременности, родов и в постродовой период.

— «MSD для матерей» направлена на снижение материнской смертности. Эта проблема не теряет своей актуальности для некоторых регионов мира, прежде всего для Юго-Восточной Азии и Африки. В России проект будет направлен на повышение приверженности лечению ВИЧ-инфекции и улучшение качества жизни женщин и их детей, — рассказали в организации.

Пока участницами проекта стали жительницы Свердловской и Ленинградской областей и Санкт-Петербурга. Эти регионы были определены по двум критериям: высокая пораженность ВИЧ и возможность взаимодействия НКО с медицинскими учреждениями.

Руки помощи

Работа благотворительного фонда Нижегородской области «СТЭП»

Фото: Ассоциация Е.В.А/evanetwork.ru

В рамках программы «MSD для матерей», которая запущена с 2012 года, партнерским НКО предоставляются гранты. За девять лет существования программа поддержала проекты в 50 странах мира, оказав помощь более 3,5 млн женщин и предоставив обучение более 60 тыс. медицинских работников.

— Россия входит в число стран с очень низким уровнем материнской смертности, — отметил управляющий директор MSD в России Кристиано Гомес. — Однако ВИЧ может негативно повлиять на этот показатель. Сегодня 81% инфицированных женщин находятся в репродуктивном возрасте — от 15 до 49 лет, и почти половина из них имеет гинекологические заболевания. Это создает нагрузку на систему здравоохранения и увеличивает риск для здоровья матери.

В то же время в MSD подчеркнули, что благодаря доступной антиретровирусной терапии (АРВТ) ВИЧ-инфекция давно перестала быть смертельной угрозой и стала одним из хронических заболеваний, при которых пациенты «могут жить обычной жизнью, а женщины — рожать здоровых детей». Вероятность передачи ВИЧ от матери к ребенку составляет всего около 1,5%.

Как на первый взгляд «легкое» увлечение приводит к страшной зависимости?

Увлечение наркотическими веществами перерастает в зависимость тогда, когда больной не может себя контролировать. В результате наблюдается самовольное увеличение доз. А дальше уже происходят противозаконные действия. По чужому рецепту в аптеке приобретаются наркотические препараты, а при нехватке финансовых ресурсов больные склонны к кражам или даже убийству. Причины, которыми наркоманы объясняют такое увлечение, разные: одни хотят просто расслабиться, другие – снять стресс или на некоторое время забыть о реальности.

Наличие у человека зависимости выплывает из того, что он не может самостоятельно отказаться от употребления наркотиков. В следствие зависимости наблюдаются ухудшение здоровья, финансовая нестабильность, эмоциональные срывы и прочие проблемы, которые затрагивают не только наркомана, но и его окружение.

Инъекционные препараты в качестве доконтактной профилактики (PrEP)

Согласно результатам исследования HPTN 083, инъекционные препараты продемонстрировали свои перспективы для применения в качестве профилактики инфицирования ВИЧ. Каботегравир, вводимый инъекционно один раз в два месяца, оказался на 69 % эффективнее ежедневного приема традиционного варианта доконтактной профилактики с таблетками для мужчин, практикующих секс с мужчинами, и трансгендерных женщин.

Кроме того, исследование HPTN 084 продемонстрировало, что доконтактную профилактику в виде инъекций можно будет применять для женщин, которые раньше были практически не вовлечены в использование PrEP.

И несмотря на то, что на сегодняшний день Россия не может похвастаться большой доступностью доконтактной профилактики, появление новых, еще более эффективных опций в виде инъекционных препаратов может способствовать распространению этого метода.

FDA уже присвоило каботегравиру пролонгированного действия для доконтактной профилактики статус прорывной терапии, а значит, регистрация и начало использования этого препарата будут максимально ускорены. Пусть это еще и не вакцина от ВИЧ, но это большой шаг к длительному и эффективному снижению риска инфицирования.

Что значит «лечение как профилактика»?

Лечение антиретровирусными препаратами снижает концентрацию вируса в крови. Целью терапии является снижение «вирусной нагрузки» до такого низкого уровня, при котором «невозможно определить вирус в крови». Проведены крупные исследования с участием гомосексуальных и гетеросексуальных дискордантных пар, в которых только один из партнеров был ВИЧ-положительным. Результаты показывают, что при снижении вирусной нагрузки у ВИЧ-позитивного партнера ниже определяемого уровня риск передачи вируса не превышает 5 процентов (даже без использования презервативов). По мере того, как ваше здоровье улучшается, снижается вероятность передать ВИЧ-инфекцию кому-то еще. Если бы все ВИЧ-положительные получали необходимое лечение, мы смогли бы предотвратить большинство новых случаев инфицирования.  

Хроническое воспаление и новые схемы

Неприятной новостью стали неожиданные побочные эффекты многообещающих двухсоставных (то есть упрощенных) схем лечения ВИЧ. Так, команда исследователей под руководством Серджио Серрано-Вильяр из  университетской больницы Рамон-и-Кахал в Мадриде связала упрощенное лечение ВИЧ с более высоким риском хронического воспаления. 

Речь идет о режимах на основе долутегравира и ламивудина или рилпивирина с долутегравиром. В анализ были включены более 8400 человек из когорты Испанской исследовательской сети по СПИДу, которые начали прием стандартной трехкомпонентной АРТ между 2004 и 2018 годами. Учеными было установлено, что через шесть месяцев пациенты, которые перешли на режим из двух препаратов или монотерапию, имели более высокий риск серьезных заболеваний или смерти, не связанных со СПИДом.

Как развивается болезнь?

ВИЧ — это вирус иммунодефицита человека. Он поражает клетки иммунной системы и делает организм более уязвимым перед инфекциями.

Зачастую люди узнают о том, что у них ВИЧ-инфекция, через несколько лет, а то и десятилетий после заражения. При этом уже через 2–4 недели после того, как вирус попал в организм, появляются первые симптомы, которые вскоре уходят. Это похоже на грипп (жар, болит горло, голова, суставы, мышцы) и длится около двух недель. В это время человек очень заразен. В течение второй недели лимфоузлы подмышками и на шее могут увеличиться, но при этом при надавливании боль не будет чувствоваться. Во рту, пищеводе, анусе, на пенисе могут появиться язвочки или ранки. У многих через 2–3 дня после повышения температуры на лице, шее, верхней части груди появляется сыпь, которая сохраняется 5–8 дней.

Но значительный вред иммунной системе наносится обычно только через несколько лет. Тогда начинает уменьшаться количество T-клеток (лимфоцитов, клеток иммунной системы). В норме их должно быть от 500 до 1400 клеток/мкл. Если это число меньше 200, то говорят о синдроме приобретённого иммунодефицита (СПИДе). При развитии ВИЧ-инфекции у человека возникает тошнота, рвота, диарея, потеря аппетита, потеря веса, может возникнуть сухой кашель. Если T-клеток меньше положенного, то у человека начинают появляться оппортунистические инфекции. Это те инфекции, которые при здоровой иммунной системе просто не развиваются, потому что она с ними успешно борется уже на начальном этапе. Но при запущенной ВИЧ-инфекции и при СПИДе у человека возникают пневмонии, грибковые инфекции во рту и пищеводе, токсоплазмоз и др.

Какие лекарства лечат ВИЧ?

Для общего ознакомления перечислим классы лекарств, принцип их действия и препараты с помощью наглядной таблицы.

Класс препарата

Принцип действия

Препараты

Нуклеозидные ингибиторы* обратной транскриптазы

Подавляют обратную транскриптазу — фермент ВИЧ, который отвечает за создание ДНК репликаций

Абакавир, Зальцитабин, Ламивудин, Ставудин и др.

Ненуклеозидные ингибиторы обратной транскриптазы

Воздействуют на обратную транскриптазу

Невирапин, Рилпивирин, Эфавиренз, Элсульфавирин и др.

Ингибиторы протеазы

Блокируют фермент-протеазу вируса, в результате чего образуются вирионы, не способные заражать новые клетки организма

Ампренавир, Индинавир, Нелфинавир, Ритонавир и др.

Ингибиторы интегразы

Блокируют фермент вируса, который участвует в процессе встраивания вирусной ДНК в геном клетки-мишени

Ралтегравир, Долутегравир, Элвитегравир.

Ингибиторы рецепторов

Препятствуют проникновению вирионов ВИЧ в клетку-мишень

Маравирок.

Ингибиторы слияния

Блокируют последний этап проникновения вирионов ВИЧ в клетку-мишень

Энфувиртид.

*Ингибиторы – вещества, подавляющие течение физиологических процессов.

Несмотря на важность и жизненную необходимость лечения, в некоторых случаях, пациенты могут не выдерживать график приема лекарств, что затрудняет проведение терапии и снижает ее эффективность. Поэтому сегодня специалисты активно разрабатывают новые схемы ВААРТ, предполагающие однократный прием препарата — 1 раз в сутки

Для однократного приема уже одобрены такие лекарства, как Атазанавир, Абакавир, Диданозин, Тенофовир, Ламивудин, Эмтрицитабин, Эфавиренз и другие самые современные антиретровирусные средства.  

Помощь на равных

Мария Годлевская — равный консультант ассоциации «Е.В.А». Она живет с ВИЧ 22 года, а девять лет назад родила здорового мальчика. Как говорит Годлевская в беседе с «Известиями», ключевой историей для нее стало то, что на протяжении всей беременности и родов — сложных, с угрозой смерти — с ней находились компетентные люди, которые могли поддержать ее и были беспристрастны вне зависимости от ВИЧ-статуса. Такой подход стал для Марии идеалом того, как необходимо относиться к каждой женщине, живущей с ВИЧ.

В рамках нового проекта, рассказывает Годлевская, равные консультанты (то есть те, у кого есть диагноз ВИЧ) будут работать вместе с акушерско-гинекологической службой. В частности, работу предполагается вести на территории роддомов и женских консультаций — это уникальный для России случай.

По словам собеседницы «Известий», работа равных консультантов будет направлена как на женщин, живущих с ВИЧ, так и на тех, кто находится в группе риска. К последним, в частности, относятся женщины, живущие с ВИЧ-позитивными мужчинами, и женщины, ставшие жертвами насилия. Еще одна категория в группе риска — женщины с разными видами зависимостей.

Руки помощи

Фото: РИА Новости

Как объясняет Мария Годлевская, одна из главных задач равных консультантов — помочь клиенткам из всех этих категорий начать говорить о своих проблемах и позволить помочь себе.

— Потому что в целом нет нерешаемых проблем — важно просто их сформулировать и найти совместное решение. Для меня была важна поддержка, и я понимаю, что она будет точно так же важна и для любой другой женщины, с которой мы будем общаться на протяжении трех лет, — говорит Годлевская

В непосредственные обязанности равных консультантов будет входить доведение до ВИЧ-позитивных женщин информации о том, как они могут сохранить себя во время беременности и родов. Женщинам в группах риска консультанты расскажут, как обеспечить профилактику заражения ВИЧ-инфекцией. Как отмечает Мария Годлевская, не менее важна и психологическая, эмоциональная поддержка женщин. Кроме того, равные консультанты по возможности будут искать ресурсы для каждой конкретной клиентки в зависимости от ее запроса — будь то транспортировка до СПИД-центра или обеспечение конкретным видом заменителя грудного молока.

— Главное, с чем будут работать равные консультанты, — ментальное здоровье женщин. У акушерско-гинекологической службы оно физически не может быть в фокусе. У нас с ней немного разные цели и задачи. Но наша совместная работа позволяет решать любые женские проблемы, — подчеркивает собеседница «Известий».

CRISPR! CAS!

Итак, сперва об исцелении. Безусловно, самым многообещающим событием уходящего года в области терапии ВИЧ-инфекции стали новые успехи технологии CRISPR/CAS9, также называемой «молекулярными ножницами». Тот, кто следил за научными новостями, конечно, помнит, что это. Для всех остальных стоит коротко пояснить суть.

В этом году группе исследователей из США удалось уничтожить генетический материал аналогичного ВИЧ вируса (это вирус иммунодефицита обезьян (ВИО)) во всех клетках и тканях двух подопытных животных.

CRISPR — это технология редактирования генов, которые участвуют в распространении ВИЧ в организме. В настоящее время технологию «молекулярных ножниц» уже используют и для лечения рака. Но в случае с ВИЧ-инфекцией успешных экспериментов такого уровня до недавнего времени просто не было.

Почему это важно? Если ранее главным потенциальным способом излечения ВИЧ считалась пересадка генетически устойчивого к вирусу донорского материала (в первую очередь костного мозга), то теперь ему появляется важная альтернатива. Интересно, что вторая сенсация года связана, собственно, и с той, и с другой технологией

Дело в том, что устойчивый к ВИЧ ген распределен по человеческой популяции весьма неравномерно. Большинство его носителей происходят из стран Северной Европы, а стало быть, их материал вряд ли удастся пересадить ввиду определенных особенностей трансплантации костного мозга представителям азиатских народов, в том числе китайцам, равно как и представителям этнических групп, почти не вступающих в смешанные браки

Интересно, что вторая сенсация года связана, собственно, и с той, и с другой технологией. Дело в том, что устойчивый к ВИЧ ген распределен по человеческой популяции весьма неравномерно. Большинство его носителей происходят из стран Северной Европы, а стало быть, их материал вряд ли удастся пересадить ввиду определенных особенностей трансплантации костного мозга представителям азиатских народов, в том числе китайцам, равно как и представителям этнических групп, почти не вступающих в смешанные браки.

Компенсировать несправедливость природы взялся китайский профессор Хэ Цзянькуй из Южного университета науки и технологий в Шэньчжэ.

Профессор Хэ Цзянькуй из Южного университета науки и технологий в Шэньчжэ

Почти год назад, в январе, китайские власти подтвердили, что в этой стране действительно имел место успешный эксперимент, в ходе которого ученый имплантировал в матку зародыш, подвергнутый геномному редактированию методом CRISPR/CAS9.

Ученый смог удалить участок ДНК, содержащий ген CCR5, который кодирует белок, позволяющий ВИЧ проникать в иммунную клетку и инфицировать ее.

Двое таких «генномодифицированных» устойчивых к ВИЧ-инфекции младенца появились на свет, но новость мгновенно породила скандал, продлившийся почти весь 2019 год.

Ученый еще до начала исследования сфабриковал заключение комиссии по этике, а также данные о ВИЧ-статусе некоторых участников, так как экстракорпоральное оплодотворение для ВИЧ-позитивных людей в Китае запрещено. Мировое научное сообщество резко осудило изыскания китайского профессора как аморальные и опасные.

Чуть позже оказалось, что в курсе эксперимента, еще до того как информация просочилась в СМИ, были лауреат Нобелевской премии биолог Крейг Мелло и профессор физики и биоинженерии из университета Райса в Хьюстоне Майкл Дим. Оба они также понесли репутационные потери. Но больше всего досталось самому изобретателю.

Уже зимой появилась информация о том, что китайскому генетику может грозить смертная казнь, так как власти страны обвинили его в коррупции и взяточничестве. А в декабре уходящего года суд все-таки приговорил ученого за преднамеренное нарушение государственных нормативов в области научных исследований к трем годам тюремного заключения.

Интересно, что эксперимент, очень похожий на опыт с обезьянами, но уже на человеческом материале в октябре этого года завершился в Китае частичным провалом. От ВИЧ-инфекции пересадка модифицированного (а не природно-устойчивого) донорского материала 27-летнего пациента не спасла, зато доказала, что сама процедура безвредна, а стало быть, технология CRISPR/CAS9 на данный момент остается самым вероятным претендентом на то, чтобы стать доказанным методом излечения от ВИЧ-инфекции взрослых пациентов. Отдельным пунктом стоит подчеркнуть: вполне вероятно, впервые эта технология окажется применена и запущена в массовое использование не на Западе, а, собственно, в странах Юго-Восточной Азии.

Инъекционная терапия, FDA и страсти по тенофовиру

Инъекционная схема АРВ-терапии — отдельный сюжет этого года. Как ранее уже писал СПИД.ЦЕНТР, она подразумевает введение двух препаратов — каботегравира (ингибитор интегразы) и рилпивирина (ненуклеозидный ингибитор обратной транскриптазы (ННИОТ)) — пациентам раз в месяц или даже реже, что может стать современной альтернативной ежедневному приему препаратов в виде таблеток, особенно для тех, кто демонстрирует низкую приверженность.

Ранее опубликованные на конференции CROI результаты испытаний подтвердили эффективность схемы в подавлении вируса при весьма невысокой вероятности побочных эффектов.

Ее разработчики, Janssen и ViiV, подали долгожданное (это действительно так!) новшество на одобрение в Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) в апреле этого года. Именно с этого, как правило, стартует распространение по миру большинства передовых западных препаратов, однако американское надзорное ведомство не одобрило инъекционную схему, сославшись на необходимость уточнения ряда производственных вопросов и отложив свое решение на 2020 год.

Стоит напомнить, что испытания этих двух лекарств в России параллельно с мировым исследованием стартовали еще осенью 2018 года. Тогда СПИД.ЦЕНТР связался с участником этого этапа испытаний, чтобы расспросить о плюсах и минусах такого лечения.

Из новостей фармбизнеса стоит также отметить появление препарата Quadramine (лопинавир, ритонавир, абакавир и ламивудин) как схемы, специально разработанной для новорожденных пациентов с ВИЧ. И презентацию новых препаратов для лиц с полирезистентным ВИЧ — ибализумаба (торговое наименование Trogarzo) и фостемсавира (Fostemsavir).

Это особенно важно, так как за последние годы в России число ВИЧ-положительных пациентов с резистентностью выросло вдвое. На данный момент резистентность имеется уже у 7 % пациентов, хотя 3-4 года назад этот показатель составлял всего 3-4 %

В октябре FDA одобрило Дескови в качестве второго после Трувады средства для PrEP. Этот препарат компании Gilead содержит новую версию тенофовира (TAF), менее токсичную, как утверждают ее разработчики. Впрочем, большое число исследований, опубликованных в этом году (к примеру это, это и это), ставят под сомнение преимущества TAF перед старой версией тенофовира (TDF), чей эксклюзивный патент компания Gilead недавно потеряла.

Как потенциально более дешевый препарат старый тенофовир будет доступен большему числу пациентов, убеждены эксперты. А учитывая патентный скандал вокруг выпуска Трувады, может быть, и более предпочтителен в качестве PrEP, поскольку компания не славится взвешенностью своей ценовой политики и ответственностью при выборе методов максимизации коммерческой прибыли.