Тайны комнаты: реакции на чернобыльской аэс будут идти тысячи лет

Что случилось с природой после аварии на Чернобыльской АЭС

Многие говорят, что авария, которая произошла уже больше тридцати лет назад, унесла всего около 50 жизней. Так-то оно так, только вот по самым скромным подсчетам уже после аварии умерли еще около 4 000 ликвидаторов. А сколько людей получили серьезные заболевания после облучения? Очень много. Кто-то живет с ними до сих пор, а кто-то даже передал их своим детям.

Большой ущерб был нанесен и природе. Многие видели на картинках знаменитый Рыжий лес (его даже стали так называть официально). Таким он стал буквально через несколько десятков минут после аварии. Все из-за того, что в том лесу были в основном сосны, а их иголки очень быстро впитывают в себя все загрязняющие вещества. Особенно это касается радиоактивных элементов, тонны которых, выброшенные в воздух после взрыва, окрасили лес в характерный желто-ржавый цвет.

Позже, примерно 15 квадрантных километров этого леса были снесены и захоронены, но остальные деревья остались и их иголки очистились только через несколько лет. Это связано с тем, что хвойные деревья постепенно сбрасывают иголки, обновляя их полностью через 3-5 лет.

Вот так буквально за полчаса лес изменил цвет на рыжий.

Также после аварии в вблизи Чернобыльской АЭС погибли почти все животные, а те, которые выжили, были отстрелены, чтобы они не могли разбежаться за пределы территории и разнести загрязнения на существенно большие территории.

Все произошедшее сделало леса вокруг станции непригодными для жизни на долгие годы не только для людей, но и для животных. Правда, если людям сказали, что в Припяти нельзя будет жить в течение 24 000 лет, то животным это объяснить забыли. В итоге, они вернулись куда быстрее и начали активно заселять территории. Чем же это нам сейчас грозит?

Зачем вообще рисковать и строить АЭС

Главное, что отличает ядерный реактор от других типов электростанций, — это деление ядер в активной зоне. Этот процесс уникален тем, что в нем выделяется очень много энергии в одном акте. На обычной станции у нас протекают химические реакции, и там один акт деления дает электронвольты. При одном акте деления ядра на атомной станции выделяется 200 мегаэлектронвольт.

Приведу пример. Для того чтобы тепловая станция, работающая на угле, обеспечивала энергией средних размеров город, надо привезти два состава угля в день. Для того чтобы работала такой же мощности атомная электрическая станция, нам нужно несколько вагонов топлива в год.

Гласность

С другой стороны, он сам не мог добиться от подчиненных полной информации о масштабах аварии, а о том, что зафиксированы вредные выбросы, узнал чуть ли не от МАГАТЭ. После чего «подключил скрытую работу КГБ»: службисты докладывали генеральному секретарю обо всем, что происходит в Чернобыле и какие разговоры ведутся в комиссии по ликвидации.

В сериале КГБ арестовывает сотрудницу комиссии Ульяну Хомюк за попытку уличить московских врачей в халатности: они пропускают к умирающему от острой лучевой болезни пожарному Василию Игнатенко беременную жену. Реальная Людмила Игнатенко вспоминала: «В Москве у первого милиционера спросили, в какой больнице лежат чернобыльские пожарники, и он нам сказал, я даже удивилась, потому что нас пугали: государственная тайна, совершенно секретно».

Иногда информация даже не засекречивалась, а искажалась. Например, многие участники ликвидации так и не узнали, какую дозу радиации получили: они убеждены, что в их медкартах неверные цифры.

А иногда информация лежала на поверхности, но ей не верили. Как, например, зашкаливающим счетчикам Гейгера: думали, что они неисправны или загрязнились и сами «фонят».

Воздействие радиации на организм человека

Описание столкновения людей с радиацией авторами сериала во многом передано точно. Здесь демонстрируются все те симптомы, о которых говорили очевидцы: тошнота, привкус металла во рту, разумеется, эритрема, «ядерный загар» или румянец, являющийся последствием повреждения радиацией верхнего слоя кожи. Это один из признаков острой лучевой болезни. В то же время нашлось место неточности: пожарный, поднимающий кусок графита из реактора на несколько секунд, а через время его увозят на скорой из-за слезающей с руки кожи. Работник станции удерживает открытой стальную дверь и упирается в нее бедром, и спустя буквально мгновение его брюки пропитываются кровью — настолько облученным был металл. В реальности аппликационные радиационные ожоги проявляются через 1-3 дня после поражения.

Можно ли считать атомную энергетику относительно безопасной

И все же, чтобы хорошо понимать, насколько велики последствия Чернобыльской катастрофы по меркам именно энергетики, нужно сравнить количество жертв событий 1986 года с числом жертв от других видов энергетики.

Сделать это не так сложно. Согласно общепризнанным американским оценкам гибели граждан США от выбросов ТЭС, ежегодно в Штатах от них . Это чуть больше 4000 в месяц или больше одного Чернобыля в месяц. Люди эти умирают, как правило, не имея ни малейшего представления о том, почему это происходит. В отличие от ядерной энергетики с ее радиацией, воздействие тепловой энергетики на организм человека мало известно массам.

 — микрочастицы диаметром менее 10 микрометров. Человек прогоняет через легкие 15 килограммов воздуха в сутки, и все частицы меньше 10 микрометров способны попасть в его кровь напрямую через легкие — наша дыхательная система просто не умеет фильтровать такие мелкие объекты. Инородные микрочастицы у человека и рак, и сердечно-сосудистые заболевания, . Кровеносная система не предназначена для перекачки посторонних микрочастиц, и те становятся центрами тромбов и способны серьезно влиять на сердце.

Legion Media

К сожалению, в нашей стране исследований по числу людей, ежегодно гибнущих от тепловой энергетики, не ведется. Однако в тех же США давно посчитаны «нормы» гибели людей от работы ТЭС. Самым чистым их видом являются газовые ТЭС, те убивают всего 4000 человек на триллион киловатт-часов, угольные — не менее 10 тысяч на ту же выработку. В нашей стране ТЭС производят 0,7 триллиона киловатт-часов в год, причем часть из них все еще угольные. Судя по американским «нормативам», тепловая энергетика России должна каждый год убивать столько же людей, сколько атомная энергетика убила за всю свою историю.

Атомная энергетика с учетом жертв Чернобыля и Фукусимы дает смертность в . Это в десятки раз меньше, чем газовые ТЭС (напомним: на триллион киловатт-часов), в , чем угольные ТЭС, и в 15 раз меньше, чем ГЭС (, в основном от разрушения плоти и последующих затоплений). На 2010 год ветряки давали  — при их монтаже и обслуживании люди регулярно срываются вниз и погибают. Солнечные батареи, установленные на крышах домов, также не обходятся без сорвавшихся, поэтому они впятеро менее безопасны, чем АЭС, — выработки. Совсем плохо с ТЭС на биотопливе: оно дает больше твердых примесей и микрочастиц, чем газ и уголь, .

Действительно безопасны только крупные солнечные электростанции: их солнечные батареи устанавливаются на малой высоте и погибших при их строительстве исчезающе мало.


График NASA по количеству ежегодных смертей, которых АЭС позволяли избежать за счет вытеснения ими более опасных ТЭС. Хорошо видно, что в XXI веке речь идет о 80 000 жизней в год.

Согласно , общее количество смертей, которые АЭС предотвратили, заместив выработку ТЭС, только до 2009 года составило 1,8 миллиона человек. Тем не менее ничего этого за пределами научных кругов никто не знает, потому что научные журналы написаны достаточно неприятным для чтения языком, насыщенным терминами и потому не самым легким для чтения. Зато про Чернобыльскую катастрофу популярные СМИ рассказывают много и охотно: в отличие от научных статей, это хорошо читаемые тексты.

Постер голливудской кинокартины «Невидимый луч», вышедшей в 1936 году и повествующей о сумасшедшем ученом, который стал светиться от радиоактивности. Как мы видим, страх радиации стал популярным сюжетом в массовой культуре за десятки лет до строительства первой АЭС — и, скорее всего, страх этот неистребим.

Поэтому Чернобыль сильно затормозил строительство АЭС как в СССР, так и за рубежом. Причем он сделал это безвозвратно: можно уверенно говорить, что ни большинство СМИ, ни кино никогда не станут освещать АЭС иначе, чем сегодня. Сценаристы просто не читают научных статей. Поэтому доля атомной энергии в общемировой генерации уверенно стагнирует и будет стагнировать дальше. Мировая энергетика при этом растет, так что на смену АЭС идет газовая энергетика и, пока в меньшей степени, ветровая и солнечная. Если ветряки и солнечные батареи (кроме тех, что на крышах) сравнительно безопасны, то газовые ТЭС убивают людей в десятки раз эффективнее атомных.

Таким образом, Чернобыль убивает не только страхом — как в случае с беспочвенными абортами 1986 года, но и тем, что затормозил развитие сравнительно безопасной атомной энергетики. Итоги этого торможения трудно выразить точными цифрами, но речь идет о сотнях тысячах жизней.

Мертвые птицы и отстрел животных

Жуткий момент сериала – на головы пионерам падали мертвые птицы. Было ли это в реальности? Нет. Произойти этого не могло, поскольку Припять находится в трех километрах от Чернобыльской АЭС. Согласно историческим данным, птицы, пораженные высокой дозой радиации, действительно падали, но только поблизости от разрушенного реактора в радиусе 200-300 метров.

Еще один момент. В сериале показано, как отряд советских солдат ведет отстрел бездомных животных в заброшенных населенных пунктах. Это правда. Примерно спустя 36 часов после взрыва жителям Припяти было дано всего 50 минут на то, чтобы собрать свои вещи и эвакуироваться на автобусах, которые за ними приехали. Брать с собой домашних питомцев не разрешили. Жители города считали, что смогут вернуться домой через несколько дней, но, как известно, этот переезд оказался постоянным.

В итоге весь город был заполнен осиротевшими животными. Чтобы избежать распространения радиационного заражения и бешенства солдатам поручили их отстрел.

Мутации в Чернобыле в отчетах ученых

В 1927 году американец Генрих Меллер проводил эксперименты над дрозофилами, которыми показал, что облучение рентгеновскими лучами может привести к значительному приросту случаев мутаций. Именно его работа положила начало радиационной генетике как науке, а он сам в последствии стал нобелевским лауреатом.

Чтобы изучить мутации, к которым может привести воздействие радиоактивного излучения, ученые-радиологи проводили опыты на представителях разных царств природы, среди них Дрожжи и Дрозофилы, которых искусственно подвергали излучению. В ходе исследований ученые пришли к выводу, что при попадании в клетку живого организма, альфа-, бета- и гамма-излучение вызывает ионизацию молекул воды.

Альфа-излучение представляет собой поток ядер атомов гелия, бета – поток электронов. Ионизация воды приводит к нарушению генетической информации, хранящейся в ядре клетки. В результате чего становится возможным появление мутаций на генном уровне.

По мнению некоторых людей, облученная радиацией природа Чернобыля мертва и необитаема, однако это совсем не так. Удивительно, но уже очень скоро после аварии природа начала восстанавливаться, расцветать здесь заново.

Прогнозировалось, что генетическая нестабильность у популяций растений и животных, обитающих на загрязненной территории, сохранится на протяжении многих поколений. Но, как свидетельствуют доклады ученых, все получилось совершенно по-другому. На сегодняшний день мутации после Чернобыля, фото которых нас так сильно пугали, практически отсутствуют. Здесь активно идут процессы отбора менее радиочувствительных особей – процессы радиоадаптации.

В итоге обитающие в условиях хронического загрязнения популяции станут менее чувствительными к радиации. Пока генетические изменения популяции этих территорий остаются разнонаправленными. Чернобыльская зона – своеобразный котел, преобразовывающий генные структуры, опадающих сюда существ.

Характерным для растений и животных в чернобыльской зоне является то, что их генетическая система возвращается к исходному примитивному типу. На фоне мутации Чернобыля прогнозируется также увеличение роста популяции насекомых-паразитов.

«Какая-то там авария»

На случай аварийного отключения сети, от которой работает различное оборудование — от насосов и гермозатворов до датчиков и лампочек на блоке управления, — на станции имеется дизель-генератор. Но на его запуск требуется время, в течение которого станция фактически неуправляема. Однако в случае аварии можно временно «запитаться» от турбогенератора: даже после отключения его ротор какое-то время вращается по инерции. Именно это должна была сделать команда под руководством заместителя главного инженера по эксплуатации станции Анатолия Дятлова — причем уже не в первый раз: несколько предыдущих испытаний завершились неудачами. Но в этот раз все, кажется, шло почти по плану. Почти — потому что диспетчер Киевэнерго потребовал приостановить снижение мощности до прохождения вечернего максимума потребления электроэнергии. В пятницу вечером людям нужно было электричество.

Реактор — это кладка из графитовых блоков, пронизанная тепловыделяющими сборками (пучками трубок, заполненных обогащенным ураном, — именно в них идет цепная реакция) и поглощающими стержнями СУЗ (системы управления и защиты). Сборки выделяют тепло и нагревают воду; вода превращается в пар, пар крутит турбину электрогенератора. Погружая или поднимая стержни СУЗ, можно ускорять или замедлять реакцию — но оказалось, что при маневрировании на неполной мощности реактор становится нестабильным.

Взрыв разрушил реактор (его крышка подлетела вверх и упала на бок — возможно, именно поэтому очевидцы говорили о двух взрывах), обнажил топливо. Ударная волна разнесла радиоактивную пыль на много километров и, что гораздо страшнее, подняла ее вверх, заразив облака.

Возможна ли цепная реакция на Чернобыльской АЭС?

С коллегами из Токийского института технологий мы делали совместный проект по критичности кориума (кориум — лавообразный сплав содержимого ядерного реактора, состоящий из смеси ядерного топлива с бетоном, металлическими частями и прочим, который образуется в результате расплавления активной зоны ядерного реактора).

Что надо сделать, чтобы, условно говоря, повторная критичность кориума была? (Критичность — это тот уровень, на котором начинается цепная реакция. — Прим. ред.) И, честно говоря, возможности естественным путем достичь критичности в текущем состоянии я не нашел.

Я читал резонансную статью на сайте журнала Science (статья Ричарда Стоуна, вышедшая в связи с 25-летием Чернобыльской аварии: автор в эмоциональной форме рассказывает о том, что внутри Чернобыльского саркофага может продолжаться цепная реакция) и размышлял, что же на самом деле происходит? Когда произошел чернобыльский взрыв, то достаточно большой процент радиации был выброшен и ветер его понес: высыпало на Белоруссию, на Европу, частично вокруг. Куски радиации находили на соседних блоках. Первое время ликвидаторы дезактивировали территорию, для того чтобы первый, второй, третий блок работали. И они еще после этого события работали достаточно много лет, были закрыты и могли бы дальше работать. Так вот, во время аварии частично активная зона расплавилась и стекла вниз: с графитом, с поглощающими стержнями. Ее сверху засыпали бором. Горел графит, и точно никто не знал, где это расположено, опасно было подходить.

Ядерные реакции там продолжаются и сейчас, но это реакции радиоактивного распада. Потому что в кориуме так же, как и в отработавшем ядерном топливе, есть радиоактивные элементы, и они распадаются. Причем эти распады приводят к тому, что выделяется некое количество тепла. Но эти энерговыделения постоянно спадают со временем, это закон радиоактивного распада.

Факт в том, что там не происходит цепной реакции деления. Там есть нейтронный источник. Какой? Это спонтанное деление. И поэтому есть некая возможность регистрировать нейтроны, о которых пишется в статье Стоуна. Но регистрация нейтронов не говорит о том, что там происходят реакции деления.

Четвертый блок Чернобыльской АЭС — это очень интересный объект для исследования. Его закрыли первичным саркофагом, навели контейнмент. Я думаю, там проводятся измерения, контроль, имеются детекторы. И с этой точки зрения встает интересный вопрос: а можем ли мы это все убрать? Выкопать и унести можем, но это стоит денег.

Я приведу в пример «Фукусиму». Расплавленные зоны там гораздо горячее, чем в Чернобыле, потому что они моложе. И роботы ползают, вся картограмма кориума есть, и стоит план до 2040 года все это вынуть, складировать и полностью очистить территорию. То же самое можно сделать в Чернобыле. Да, придется вскрывать оболочку, впускать роботов, штольни, наверное, рыть. Встает вопрос: надо ли? Я думаю, не надо.

Происходящий там естественный радиоактивный распад элементов будет продолжаться довольно длительное время, потому что периоды полураспада ряда изотопов — это еще лет 30, если брать продукты деления, а если брать трансурановые элементы, тогда долго. Но зато это менее опасно, менее активно.

Поэтому, конечно, надо мониторить, анализировать датчики. Может потрескаться порода вокруг, могут появиться щели — нейтроны полетят быстрее. Но в любом случае анализ приведет к тому, что цепной реакции нет и что действительно все это должно идти медленно на спад. Но также надо мерить энерговыделение, температуру, содержание радиоактивных продуктов в воздухе, в газах. И с этой точки зрения, если бы была полная картина, тогда можно было бы что-то говорить. А данные в этой статье приведены только по одному параметру.

«Кто вместо меня?»

По воспоминаниям Людмилы Игнатенко — она действительно, несмотря на беременность, провела в больнице почти все то время, пока там находился ее муж, — штатные санитары, боясь заражения, отказались ухаживать за чернобыльцами, и их палаты обслуживали солдаты. Солдат находится не на работе, а на службе, и потому обязан выполнять приказы не рассуждая. По словам генерала Николая Тараканова, который руководил операцией по удалению высокорадиоактивных элементов из особо опасных зон ЧАЭС, за 1986 год через Чернобыль прошло около 100 тысяч солдат: «Их всех призывали… Вручали повестку, говорили, что ты идешь на сборы, и отправляли на Чернобыль». В шутку солдат называли биороботами: настоящие роботы в зоне ликвидации ломались. При уровне радиации 7000 рентген/час рабочая смена одного «биоробота» в свинцовой броне составляла 45 секунд.

Помимо 100 тысяч военных, ликвидацией занимались 400 тысяч гражданских специалистов — шахтеров, строителей, ученых, медиков и др.

Во втором эпизоде сериала Легасов и Щербина спорят об эвакуации: Щербина настаивает: мы останемся; Легасов соглашается: мы останемся и умрем через пять лет, — и от этих слов у Щербины подкашиваются ноги. Это одна из самых пронзительных сцен, потому что будничное «мы умрем через пять лет» — реальность, в которой живут ядерщики. И карьерист Брюханов, и мучимый чувством вины Акимов, и антигерой Дятлов знают, что, выбрав профессию, они сами сократили срок своей жизни и что конец может быть мучительным. Но 500 тысяч ликвидаторов не выбирали.

«Биоробот» Александр Федоров: «Лично мое мнение — надо было ехать и отдать свой долг… Раз Родина зовет — а кто заместо меня поедет?» Шахтер Владимир Амельков: «Не мы — так другие:

Насколько опасен сегодня Чернобыль и Припять?

В докладах из Украины говорится, что радиационная проблема Чернобыля в прошлом и что основные страдания для населения закончились.

Правительство Украины также прогнозирует, что ситуация в Чернобыле улучшается.

Но, по словам Людмилы Закревской, президента «Дети Чернобыля», на самом деле этот вопрос не скоро уйдет в прошлое, и люди могут по-прежнему сильно пострадать.

Ужас 1986 года все еще находится в сознании людей. Хотя некоторые семьи сюда и вернулись, чтобы поселиться в своих домах после взрыва, но большинство по-прежнему не желает возвращаться.

Правительство и органы здравоохранения по-прежнему опасаются, что любые семьи, проживающие в Чернобыле и Припяти, будут испытывать проблемы с питанием, рождением мутированных детей и  заболеваниями.

Город Чернобыль и город Припять не имеют такого образа жизни, как обычный украинский город.

Украинское правительство изо всех сил пытается вдохнуть новую жизнь в это место, продвигая туризм, но еще предстоит пройти долгий путь, прежде чем жизнь здесь может возобновиться.

Кстати, пища, потребляемая в пределах 30-километровой зоны отчуждения в Чернобыле, специально запечатана и поступает с внешних территорий.

Животных и птиц нельзя использовать для еды, поскольку в их мясе есть намек на радиацию. Тоже самое касается и растительный мир.

Что касается туризма, то существует достаточно туристических компаний, отправляющих туристов туда, Вы и себе можете заказать тур в Чернобыль и Припять.

Но власти по-прежнему скептически относятся к тем, кто находится там в течение длительного периода времени.

Город Припять – это такое же заброшенное место, какое было за последние тридцать лет.

В здании и домах по-прежнему есть одежда, сломанная мебель, гнилые стены и старые бытовые приборы, как будто кто-то вчера их оставил.

Собственность людей по-прежнему существует, но в очень плохом состоянии. В школах все еще есть стулья, письменные доски, поврежденные книги и т. д., но использовать их уже нельзя.

Парки и дальше разрушаются, поржавели качели и скамейки. Власти из-за страха, что эти здания по-прежнему содержат газы из радиации Чернобыля, не очищают и не ремонтируют их.

Место теперь стало достопримечательностью, а не жилой единицей.

Министерство здравоохранения Украины также сообщило, что многие части страны за пределами Чернобыльской зоны отчуждения, примерно в 40 км от электростанции, показывают более низкие уровни небезопасных радиоактивных компонентов, например, цезий-137 и стронций-90.

Вероятность второго взрыва и последствия для Европы

В видении авторов сериала советские ученые опасались возможности второго взрыва вследствие контакта кориума (расплавленная смесь из урановых топливных элементов, свинца, которым посыпали реактор, графита и других материалов) с водой из барботера, расположенного в реакторном здании. Одним из героев сериала было подчеркнуто, что мощность этого взрыва может составить 2-4 мегатонны. В радиусе 30 километров все будет уничтожено. Кроме того, говорилось о том, что взрыв вызовет ударную волну, способную «уничтожить все население Киева и часть Минска», оказав в целом катастрофические последствия выброса радиации для большей части Украины, Польши, Белоруссии, Латвии, Литвы, Германии, Чехословакии и Румынии.

В реальности герой сериала явно переоценил мощность и последствия второго взрыва. Видимо сценаристы сделали это для придания своему материалу еще больше мрачных красок и драматизма. Более того, под сомнение ставится и сама возможность второго взрыва. Гипотетический взрыв расплавленного топлива при смешении с водой барботера также был бы не ядерным, а тепловым. Активная зона реактора к тому моменту уже не существовала.

Тем не менее, несмотря на то, что вероятность носила гипотетический характер, риски было решено снять. Трое работников АЭС, находясь не более чем по колено в радиоактивной воде, зашли в помещение, нашли задвижки, без проблем открыли их, обеспечив дренаж вод, и успешно вернулись. В сериале их участь была предрешена. В реальности все трое после участвовали и в других задачах по ликвидации аварии. Один умер спустя 20 лет после аварии, двое остальных до сих пор живы.

Сколько человек пострадали на самом деле

На сегодня, как и в 1986 году, действительно опасной дозой радиации, способной привести к лучевой болезни или иным острым формам поражения, считается 0,5 зиверта в год (таковы, в частности, нормы NASA). После этой отметки начинается рост числа заболеваний раком и прочие неприятные последствия радиационного поражения. Доза в 5 зивертов, полученных за час, обычно смертельна.

В Чернобыле дозу выше полузиверта получили максимум сотни человек. У 134 из них была лучевая болезнь, из них 28 погибло. Еще двое людей погибли после аварии от механических повреждений и один от тромбоза (связанного со стрессом, а не с радиацией). Итого сразу после аварии умер 31 человек — меньше, чем после взрыва на Саяно-Шушенской ГЭС в 2009 году ().

Радионуклиды, выброшенные при аварии, имели заметный канцерогенный эффект — и именно он был самым массовым поражающим фактором аварии. Казалось бы, довольно просто было бы подсчитать, сколько людей умирало от рака там, куда выпадали «чернобыльские» осадки, до 1986 года и сравнить данные со смертностью от рака после этого года. Проблема заключается в том, что заболеваемость раком после 1986 года росла и растет и вне чернобыльской зоны, причем делает это даже в Австралии или Новой Зеландии — районах, не задетых радионуклидами четвертого энергоблока. Ученые давно констатируют: что-то в современном образе жизни вызывает рак все чаще, но полного понимания причин этого пока нет. Ясно только, что процесс этот идет и в тех частях мира, где вообще нет никаких АЭС.

К счастью, есть и иные методы подсчета, более честные. Самым опасным радионуклидом Чернобыльской аварии был йод-131 — очень короткоживущий изотоп, быстро распадающийся и поэтому дающий максимальный уровень делений ядер в единицу времени. Он накапливается в щитовидной железе. То есть основная масса раковых заболеваний — в том числе наиболее тяжелых — должна быть раком щитовидной железы. К 2004 году всего было 4000 случаев такого рака — в основном среди детей. Однако такой вид рака проще всего лечится — после удаления железы он практически не дает рецидивов. Лишь 15 из 4000 заболевших умерли.

Всемирная организация здравоохранения почти 20 лет накапливала данные и строила модели, чтобы понять, сколько людей могло умереть от других видов рака. С одной стороны, вероятность любого рака у жертв Чернобыля много ниже рака щитовидки, но с другой — другие виды рака хуже лечатся. В итоге организация , что общее количество жертв Чернобыля от рака и лейкемии за все время их жизни будет менее 4000 человек.

Подчеркнем: любая человеческая жизнь — ценность, и четыре тысячи — это очень большие цифры. Но, например, в 2016 году в авиакатастрофах по всей Земле . То есть Чернобыль равен всем авиакатастрофам мира за несколько лет. Угрожающе события на ЧАЭС выглядят лишь на фоне атомной энергетики в целом: все аварии на всех других АЭС планеты убили лишь несколько человек. На Чернобыль, таким образом, приходится 99,9% всех жертв атомной энергетики за всю ее долгую историю.

Legion Media

Что-то, с чем никто никогда не имел дела

В сериале вскоре после взрыва Дятлов выходит из помещения БЩУ, видит осколки стекол на полу коридора — значит, ударная волна шла снаружи — и обломки графитовой кладки реактора на земле. Он не может не понимать, чтó это значит, но продолжает утверждать, что реактор цел, что он даже опустил стержни СУЗ с резервного пульта и что ситуация под контролем. Реальный Дятлов в своих воспоминаниях объяснял:

Ему вторит Легасов — и киношный, и реальный: «Вспоминая сейчас дорогу , я должен сказать, что тогда мне и в голову не приходило, что мы двигаемся навстречу событию надпланетарного масштаба, событию, которое, видимо, навечно войдет в историю человечества».

«Работая на АЭС на разных должностях, я не раз оказывался в различных нештатных ситуациях, в том числе и сопровождающихся сильными шумами. Но

— вспоминал Давлетбаев. В 1975 году произошла авария на Ленинградской АЭС (с таким же, как на ЧАЭС, реактором типа РБМК-1000), в 1978 году — на американской АЭС Три-Майл-Айленд, в 1980-м — на французской Сен-Лоран-дез-О; во всех трех случаях активная зона расплавилась. В 1982 году на 1-м блоке самой ЧАЭС случился разрыв тепловыделяющей сборки с выбросом радиации в атмосферу. Но никто никогда не мог предположить, что реактор способен взорваться.

В первой серии герои, бесконечно задавая вопрос «Как это возможно?», туша пожар без средств защиты и пытаясь восстановить работу блока, смотрят на завалы снизу вверх и потому не осознают истинных масштабов разрушений. Первым то, что осталось от реактора, видит заместитель главного инженера по эксплуатации первой очереди (т. е. 1-го и 2-го блоков) Анатолий Ситников, по приказу Фомина поднявшийся на крышу здания. В реальности были как минимум два свидетеля, воочию видевшие сам взрыв, — рыбаки, ловившие рыбу в пруде-охладителе. Они быстро умерли от острой лучевой болезни, но успели дать показания следователям. Говорили, что треск рассыпающегося реактора похож на гром аплодисментов.

Устрашающий вызов

Устранение недавно разоблаченной угрозы — непростая задача. Уровни радиации в 305/2 не позволяют подойти достаточно близко для установки датчиков. И распылять нитрат гадолиния на ядерные обломки не вариант, так как он закопан под бетоном.

Одна из идей состоит в том, чтобы разработать робота, который сможет выдерживать интенсивное излучение достаточно долго, чтобы просверлить отверстия в FCM и вставить баллоны с бором, которые будут функционировать как управляющие стержни и поглощать нейтроны.

Тем временем ISPNPP намеревается усилить мониторинг двух других областей, где FCM могут стать критическими.

Мертвые птицы и отстрел животных

Какие-то животные и птицы умирали сами, а остальных приходилось отстреливать, чтобы они не разносили «следы загрязнений».

Жуткий момент сериала – на головы пионерам падали мертвые птицы. Было ли это в реальности? Нет. Произойти этого не могло, поскольку Припять находится в трех километрах от Чернобыльской АЭС. Согласно историческим данным, птицы, пораженные высокой дозой радиации, действительно падали, но только поблизости от разрушенного реактора в радиусе 200-300 метров.

Еще один момент. В сериале показано, как отряд советских солдат ведет отстрел бездомных животных в заброшенных населенных пунктах. Это правда. Примерно спустя 36 часов после взрыва жителям Припяти было дано всего 50 минут на то, чтобы собрать свои вещи и эвакуироваться на автобусах, которые за ними приехали. Брать с собой домашних питомцев не разрешили. Жители города считали, что смогут вернуться домой через несколько дней, но, как известно, этот переезд оказался постоянным.

В итоге весь город был заполнен осиротевшими животными. Чтобы избежать распространения радиационного заражения и бешенства солдатам поручили их отстрел.

Литература

Самое интересное — это, конечно же, мемуары ликвидаторов катастрофы и очевидцев. Тех самых людей, которые причастны к трагедии или, напротив, смотрели, как их близкие умирали в страшных муках с отслаивающейся слизистой рта. Благодаря им мы знаем про трагедию гораздо больше. Фэнтезийные романы по вселенной «Сталкера» — это, конечно, хорошо и интересно и при нехватке хорошего приключенческого чтива очень здорово подходит. Однако мы как-то больше склоняемся в сторону документалистики.

«Чернобыльская молитва: хроника будущего» Светлана Алексиевич

В книге с громким названием, написанной нобелевским лауреатом Светланой Алексиевич, собраны истории реально существующих людей, их воспоминания о том, как они проходили весь ужас катастрофы: эвакуацию, болезнь, потерю близки. Как всегда, у Алексиевич все без прикрас. Одни ее за это и любят — другие ненавидят.

«Чернобыль. Месть мирного атома» Николай Карпан Карпан во время аварии был заместителем главного инженера Чернобыльской АЭС по науке и ядерной безопасности. Ему удалось написать самую авторитетную и точную книгу о катастрофе. Многие так называемые «эксперты» дальше книги Карпана не заходят, и им, видимо, хватает. Надо отдать должное автору, обработавшему и изучившему множество данных об аварии и присутствовавшему на суде по делу об аварии. Благодаря ему книгу можно читать без специфических знаний.

«Чернобыль. Как это было» Анатолий Дятлов

Книга бывшего заместителя главного инженера по эксплуатации ЧАЭС. Проще говоря, одного из виновников аварии, хотя не все так однозначно. Человек получил 10 лет колонии и громадную дозу облучения, и оба этих фактора, несомненно, подкосили его здоровье. После освобождения Дятлов всячески противоборствовал официальной версии катастрофы, а свое мнение изложил в книге.

«Ядерный загар» Георгий Медведев Медведев принимал участие в проектировании, строительстве ЧАЭС, а также в ликвидации катастрофы. Так сказать, присутствовал и при рождении станции, и на ее похоронах.

В книгу писателя вошли три повести: «Ядерный загар», «Энергоблок» и «Чернобыльская тетрадь». Документальные повести-расследования о событиях первых часов и дней катастрофы. Медведев был лично знаком со всеми основными участниками событий и видел трагедию в первые часы. Книга хороша тем, что проливает свет на бюрократическое закулисье, рассказывает о научных и конструкторских просчетах и бездарном руководстве. Он даже умудрился описать характер непосредственных участников события, что делает книгу едва ли не бесценной. Правда, если одни считают книгу чуть ли не главным документом, то остальные находят кучу ошибок и несостыковок.