Как привет на удмуртском языке

Содержание

Интересное в Удмуртии: 10 удмуртских слов, которые вы уже слышали

В этом выпуске рубрики предлагаем вам вспомнить самые популярные удмуртские слова, которые знают многие жители Удмуртии. Если не все из них вам знакомы, то это хорошая возможность восполнить пробел.

1. Тау — спасибо. Слово, выражающее благодарность, — одно из базовых слов любого языка. Туристы обязательно выучивают «спасибо» на языке той страны, куда они едут. Таким образом они показывают свое уважение к представителям нации.

3. «Ӟечбур» — здравствуй, привет по-удмуртски. Как и в русском языке, приветствие в удмуртском предполагает добрые пожелания. Два корня «ӟеч» и «бур» обозначают примерно одно — «добро, хорошо». А детская удмуртская газета «Дась лу!» («Будь готов!») в 1992 году стала называться «Ӟечбур!».

4. Валамон — понятно, понятный. Одно из самых популярных слов в редакции ИА «Удмуртия». Употребляется, как правило, с вопросительной интонацией. «Не валамон» — это просьба пояснить сказанное ранее.

5. Пельнянь — пельмени. Если у еще остались сомнения в удмуртском происхождении этого слова, то готовы в очередной раз их развеять. «Пель» — ухо, «нянь» — хлеб. Пельмени похожи на ушки, а сделаны из хлеба. Валамон?

6. «Яратыны» (любить) и «яраны» (нравиться), в удмуртском языке — слова, образованные от одного корня, «яра». Но «яра» — это еще и рана, язва, болячка. Поэтические личности и романтики склонны связывать два этих понятия, однако это, скорее, простое совпадение.

7. «Йӧл» — молоко. Вы неоднократно видели эту надпись на пакете с молоком местного производства. Для того чтобы правильно прочитать вторую букву в этом слове, соберитесь произнести «э» и при этом опустите нижнюю челюсть. У вас должно получиться нечто среднее между и .

8. «Гажаса ӧтиськом» — добро пожаловать, а дословно — «приглашаем, уважая». Вывеска, которая встречается при входе в некоторые учреждения Удмуртии. Таким образом исполняется закон о двух государственных языках (да, в Удмуртии их два).

10. Чебер — красивый. Происходит от татарского «чибәр». Многим знакомо по слову «чеберистый», которое часто применяется в разговорном языке.

– Неужели у удмуртов – лесного народа – не было своего названия белки и оно заимствовано у степных тюркских народов?

– Конечно же, было. Учитывая то, что в марийском и коми оно звучит как «ур», а в финском «orova», в древнеудмуртском оно тоже должно было звучать как «ур». Как раз при товарно-денежных отношениях с предками татар было заимствовано сначала название шкуры, а потом удмуртские охотники из-за табу (запрета на произношение имени) начали заменять слово «ур» словом «коньы».

Табу существовало в связи с тем, чтобы не испугать зверя. В случае с волком или медведем – чтобы зверь не услышал своё имя, не напал на человека или не тронул домашний скот. Моя бабушка говорила, что волка нельзя называть словом «кион», иначе он задерёт корову или ещё как-нибудь накажет. Надо говорить «шӧтэм» – «некрасивый».

В удмуртском языке большинство названий зверей из-за запрета на произношение, вплоть до зайца и лисы, имеют сейчас заимствованные названия. Считалось, например, что белка, услышав своё «имя», может убежать, так же и с зайцем. Название зайца заимствовано из тюркских языков и звучит как «(дикая) коза». Кто видел белого козлёнка, у того не появится сомнения по поводу его сходства с зайцем-беляком в зимней шубке.

Явление табу – это языковая универсалия, то есть присутствует во многих, возможно, и во всех языках. В частности, в русском языке древнее индоевропейское слово для обозначения медведя (хрткёс) не сохранилось, а возникло новое – мед(в)-едь – «мёд едящий», т. е. медоед. Для сравнения: в английском – bear, немецком – Bӓr. Это тоже новые названия, скорее всего, произошли от рычания, хотя некоторые считают – от бурого окраса шерсти.

Если в обществе существует строгий запрет на произношение названия какого-либо зверя, через определённый период времени для молодых поколений обычным в употреблении становится эвфемизм (иносказательное название), исконное же слово подвергается забвению. Так произошло и с удмуртским названием белки.

Анжела Поздеева, совместно с информационным центром ДДН

Откуда произошло самоназвание удмуртов?

В «Википедии» говорится, что слово делят на две части: уд – приставка и мурт – корень. Уд – росток, мурт – человек. Актуально ли это?

– Действительно, самоназвание человека, как и все слова древнего происхождения, дешифрировать не так-то просто. Например, даже слово «русский» до сих пор не имеет общепринятого варианта происхождения. Или, например, у финского suomi, suomalainen около 40 трактовок возникновения.

Слово «удмурт» состоит из двух компонентов – «уд» и «мурт» и имеет как минимум 4 версии происхождения (точнее, это относится к первому компоненту). Со второй частью всё понятно – это слово повсеместно распространено в живом удмуртском языке и означает «человек». Выступая в роли определения, означает «чужой».

В коми языке аналогичное слово имеет более древний облик – «морт» с единственным значением «человек». У нас в подобной функции сейчас используется слово «адями».

Удмурты Перми: история и культура. СПб.: Изд-во «Маматов», 2017 г.

Кстати, при прохождении практики в Таджикистане мне запомнилось созвучное таджикское слово «мурда» – «умерший человек, труп». Однако негативных ассоциаций удмуртское слово «мурт» не несёт. Здесь мы имеем дело с понятием «смертный человек».

Интересно отметить, что триада индийских богов – Брахма, Вишну, Шива – на санскрите звучит как три-мурти. А теперь перенесёмся из Азии на «крайний» северо-запад Европы – в Великобританию: в английском тоже имеется созвучное слово – marry, «жениться, сочетаться браком», которое произошло от латинского maritus, что означает «муж, женатый мужчина».

The Andreev K.A family. Andrev К.А.semiaenyz.Automatic / manual color retouching.

Не только в удмуртском, но и некоторых других финно-угорских языках Восточной Европы подобное слово, воспринятое из индоиранских языков, служит или ранее служило самоназванием этноса – мари, мордва, уд-мурт, летописные мурома, меря.

THE UDMURTIAN LEXEMES OF GREETING AND PARTING IN PERM TERRITORY AND UDMURTIA

The author describes the traditional standards of behavior and communication of Udmurts in the situations of greeting and parting. The speech etiquette of the local groups is investigated in one settlement and compared with the same groups in other settlements. The area-geographic analysis has revealed that Russisms are present in the greeting and parting lexemes of the Udmurts of Zavyalovo settlement; the etiquette speech in Debessy region is built, mainly, on the Udmurtian Language and is close to the literary standard; the speech of the kuyedinsky Udmurts of the Perm territory localized at the border with Bashkortostan, abound in Turkic adoptions.

Поздравления на удмуртском языке

​наших сил стараемся ​

​искренние поздравления с ​

​Действия​Дуно вордскем шаерамы​

​Вордскем музъем, вордскем кылмы​

​Кыӵе шулдыр крезьгуро!​

​КАЛЫККУСПО НУНАЛЫЗ​серем улсын вераны​

​СЕГОДНЯ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ДЕНЬ ​

​снегу кошачьи пушистые ​

​дерева, ловит она неосторожных, доверчивых зайчишек, хватает зазевавшихся сонных ​рысь на охоту

Осторожно поднимая лапы, крадется она по ​. ​умой адӟо

Пуштрес коӵыш тяпаос лымы ​нокинэ уг жаля. Писпу улвай вылын ​

​умой адӟо. Пуштрес коӵыш тяпаос лымы ​нокинэ уг жаля. Писпу улвай вылын ​

​Действия​»НУ, ЗДРАВСТВУЙ, МАМА! Я ВЕРНУЛСЯ!» (автор неизвестен)​

​Тот год промчится! И однажды утром,​Теперь твой сын ​Гулял, бывало двойки приносил.​

​Туж ӝог ортчо аръёс. Школа быдтон,​но шумпоттӥсь минут!​

​. ​задержать зарплату (не отдать, не выдать вовремя)​брожу один, но сам себе ​

– Если пушнину использовали повсеместно как денежный эквивалент, значит, у других народов в денежных терминах тоже должны быть отсылки к пушнине?

– Такое можно найти, например, в татарском языке. Нужно сказать, что слово «коньы», особенно у южных удмуртов (и у старшего поколения) означает также «копейка». И у большинства народов Поволжья тоже так. Например, у татар – «тиен» это и белка, и копейка. То же самое значит слово «ур» в языках коми и марийцев.

Здесь интересен ещё и тот факт, откуда в удмуртском языке появилось слово «белка». Есть разные версии. Очень созвучно с русским словом «куна» – куница, чья шкура на Руси тоже служила обменным товаром. Одни учёные связывают именно с этим словом. Но если посмотреть историю развития удмуртского языка, то фонетически название белки звучало бы так же – «куна» или «куно», «куньё», но не как не «коньы».

Есть и другая версия, по которой это балто-славянское заимствование в пермские языки. То есть якобы предки удмуртов и коми заимствовали слово, которое звучало примерно как «кауниус». Но фонетически это слово тоже не подходит. В удмуртском оно не могло звучать сейчас как «коньы». И в этом случае, опять же, если оно заимствовано и в удмуртском, и в коми языке, то, спрашивается, почему древнее название белки («ур») у коми сохранилось, а в удмуртском исчезло?

Моя версия такова, что причиной тому служили очень тесные взаимосвязи предков удмуртов с тюркскими народами. Я думаю, что в данном случае это связь с кыпчаками. В числе прочих к кыпчакским тюркским языкам относится татарский язык. Но в кыпчакских языках «белка» звучит по-другому, как я уже сказал, по-татарски – «тиен». В древнетатарском это звучало как тэин». Тут зацепка в том, что языки меняются, фонетика меняется.

Самое интересное, что в современном татарском есть созвучное слово «күн» – шкура, кожа. Получается, что «тиенкүне» – беличья шкура. В древнетатарском оно звучало как «кӧн». В ходе развития удмуртского языка звук «ӧ» сменился на «о». Это закономерно. Так из древнетатарского «шкура» возникло удмуртское название белки.

Кстати, есть аналогия, в частности, в чувашском языке. Там «пус» – копейка, а в персидском «пуст»– шкура.

Особенности удмуртского языка[править]

По морфологической структуре удмуртский язык относится к языкам агглютинативного типа. Сущность агглютинации (от лат. agglutinare — приклеивать) состоит в том, что к неизменяемой корневой морфеме последовательно присоединяются однозначные стандартные слово- и формообразующие суффиксы (уж «работа», уж-а «работает», уж-а-сь «работающий, рабочий», уж-а-сь-ёс «рабочие», уж-а-съ-ёс-лы «рабочим»). Агглютинативность удмуртского языка сочетается с некоторыми признаками флективности.

По степени развития письменности удмуртский язык относится к старописьменным языкам с небольшой дореволюционной литературой (В. И. Лыткин). Первые письменные памятники в виде списков удмуртских слов известны с 20-х гг. XVIII в., они были зафиксированы на латинице (Д. Г. Мессершмидт, Ф.И. Страленберг, И. Э. Фишер, И. П. Фальк. П. С. Паллас. Г. Ф. Миллер). Из них лишь некоторые удмуртские слова, записанные Г.Ф. Миллером, были опубликованы на кириллице (1756 г.). В книге «Описаше живущихъ в Казанской губернии языческихъ народовъ, яко то черемнсъ, чувашъ и вотяковъ…» в 8 главе на кириллице написаны названия указанных народностей и удмуртских музыкальных инструментов. Например: кресь «гусли», умкресь «губная гармоника», варган «гармоника», удъмурть «удмурт», бигеръ «татарин» и др. Несколько позднее на кириллице было напечатано удмуртское четверостишие в честь Екатерины II (1767 г.). В 1775 г. появляется первая удмуртская грамматика «Сочинения, принадлежащiя къ грамматикѣ вотскаго языка». Впоследствии она легла в основу удмуртской графики и орфографии.

Не случайно указанную дату (1775 г.) исследователи считают началом удмуртской письменности, т. к. появление грамматики имело «большое значение в создании основ удмуртского языкознания и в нормировании удмуртской письменности на основе кириллицы» (М. К. Каракулова. Б. И. Каракулов)1.
Были созданы несколько ранних печатных и рукописных памятников, среди них — рукописи самого крупного удмуртско-русского словаря Захария Кротова — в 5000 слов : рукописной грамматики «Краткой отяцкія Грамматики опытъ» Михаила Могилина , опубликованных лишь в к. XX в2.
До революции литература на удмуртском языке выходила на разных диалектах: казанском, елабужском, сарапульском и глазовском. Письменный литературный язык начал формироваться в 1-й половине XVIII в. и результате синтезирования местных языковых особенностей различных диалектов. Поэтому он характеризуется большой диалектной вариативностью. При этом фонетическая система литературного языка была ориентирована на срединные говоры.
Удмуртский алфавит построен на основе русского и состоит из 38 букв (12 гласных, 24 согласных. 2 безгласных -ь, -ъ). Из них 5 букв имеют диакритические знаки (две точки над литерой): ӧ, ӥ, ӝ, ӟ, ӵ. Буквы ӧ, ӝ, ӟ, ӵ используются для обозначения специфических звуков удмуртского языка, а буква ӥ (и с точками) употребляется для обозначения звука и и твердости предшествующих звуков д, з, л, н, с, т, т. к. указанные буквы могут произноситься твердо и мягко (сӥзьыл «осень», но сизьым (с’из’ым) «семь», cӥ «слой», но си (с’и) «струна»). Графическая система построена на фонематическом принципе: буквы обозначают только фонемы, а не все звуки языка.

Все графические средства, использующиеся в орфографии и пунктуации удмуртского языка, полностью заимствованы из графической системы русского языка.
Словесное ударение в удмуртском языке по своей природе является динамическим, т. к. ударяемый слог произносится более высоким тоном и несколько длиннее, чем безударные гласные. По месту расположения оно является фиксированным, в абсолютном большинстве случаев падает на последний слог (корка «дом», кошкиз «ушел», вераськиськом «разговариваем»). На первый слог ударение падает: а) в глаголах повелительного наклонения: ужа «работай» (< от ужаны «работать»), гожъя «пиши» (< от гожъяны «писать»), мынэ(лэ) (< от мыныны «идти»); б) в отрицательных глаголах изъявительного и условного наклонений: эн лэсьты «не делай», ӧй гожъя «не писал», ум мынэ «не пойдем», ӧй гожъясалды «не писали бы»; в) для выражения эмфазы с целью экспрессивно-эмоционального выделения отдельных слов в высказывании: горд-горд «красным-красно». тачак «много», шуак «вдруг», меӵак «прямо, круто».

Унесенные ветром

У меня есть коллега сербка. В основном общаемся с ней на английском. Иногда можем обменяться словами или фразами на родных языках, она на сербском, я на русском. Как известно оба языка славянские, так что кое-что похоже. Я не лингвист, но на слух сербский напоминает старославянский или старорусский.

И вот однажды она мне чего-то рассказывает увлеченно и говорит мол это как в том фильме или книге. (тут она забыла название по англ и говорит) ну. “Прохуяло с вихором”.

Честно говоря мне стоило усилий чтобы не заржать в голос.:-)))) Как выяснилось минутой позже это всего лишь роман “Унесенные ветром”.

Так что если вас посылают (с вихором), то это просто говорят на старом добром русском.

Стыд и гордость

Новость по теме

Саундтрек из «Игры престолов» зазвучал на удмуртских инструментах

В постперестроечные годы возобновились связи жителей Удмуртии и удмуртов, её покинувших. Тогда местное население узнало, что в удмуртских деревнях Татарстана, Башкортостана, Сибири, где удмуртов не коснулись сталинские репрессии по национальной принадлежности, удмурты не стыдились своего языка никогда. Они одевались в национальные костюмы, справляли национальные обряды. 

Новость по теме

«Бурановские бабушки» в Москве представят национальную кухню Удмуртии

учитель удмуртского языка Ошторма-Юмьинской средней школы Ангелина Семёнова

Какой версии придерживаетесь вы?

– Мне больше всего импонирует версия доктора филологических наук М. Г. Атаманова. Он связывает слово удмурт с осетинским «уд гоймак» / «од гоймак» – «человек», где компонент гоймак «личность, человек» соответствует удмуртскому мурт, который уже ранее функционировал в языке предков удмуртов с широким спектром значений. В современном осетинском «уд», диал. «од» – это «душа», «жизнь».

Подобный компонент в гипотетической форме *оdy был заимствован из языка иранских племен для усиления и выделения слова *mort, служившего общим самоназванием пермских племён – предков удмуртов и коми.

Государственная архивная служба Удмуртской Республики.Фотокаталог ГКУ “ЦДНИ УР”

Таким образом, уд-мурт (< *оdy-mort) – это «живой, настоящий человек». Подобные толкования самоназваний известны и у других народов, в частности, ненцы называют себя ненэй ненэч – буквально «настоящий человек».

Как видим, самоназвание удмуртов поэтапно заимствовано у соседей, что, казалось бы, противоречит понятию «само-название». Однако подобное явление распространено достаточно широко, например, эстонцы именуют себя немецким проникновением eesti вместо прежнего maanmees (буквально: «человек земли»).

Да и одна из версий происхождения слова «русский» – это скандинавское заимствование. Для сравнения: эстонцы шведов именуют roots. Современные названия русских в коми языке – роч, в удм. – ӟуч, прежде, по-видимому, также служили для обозначения жителей Скандинавии.

Удмуртские просторечные слова и выражения в русском языке

В Удмуртии есть свой удмуртский язык, на котором многие там и говорят, особенно в деревнях. В больших городах, таких как Ижевск, в основном говорят на русском языке, но на особенном)

— То, что человек проживает в нашем регионе, слышно сразу, в первую очередь по произношению. Жители Удмуртии тянут слова и «окают». Когда речь идёт о носителях языка, например, представителях других национальностей, разговаривающих на русском языке – это одно, а когда у русскоязычного населения появляется акцент, связанный с местным диалектом, говором или языком, как у нас — это другое. То есть, в Удмуртии независимо от национальности люди разговаривают с акцентом, свойственным нашей территории, — говорит специалист лингвокультурологии Нина Гурьянова. — То, что свойственно финно-угорским языкам, в частности, удмуртскому: многоударность, певучие гласные, многоголосие в одном слове — это как раз характеризует акцент, который есть в Удмуртии. Это не норма русского языка, это жёсткое нарушение норм.

К тому же, в Удмуртии жители часто говорят просторечно, причём используя такие слова, каких не услышишь в других регионах России, например, «однёрка, пироженка». Уменьшительно-ласкательные суффиксы местные жители употребляют вообще очень часто, причём там, где это совсем не нужно: положи в кармашек, купил курточку, красивый плащик. Когда так разговаривают с детьми, ещё можно понять, но когда мужчина покупает «курточку» 56-го размера, это уже слишком.

«Любимые» слова свойственные жителям Удмуртии:

Чё (нигде так часто не используют), дык/дак, кагонька, мака, однёрка, садоогород, вехотка, шоркаться, мороженка, пироженка, полторашка (неважно, 1 литр или 2,5), оплочиваем проезд/оплачиваем за проезд (правильно будет — оплатить проезд и заплатить за проезд), обилечены, полюбаю, айда, обожди, ести, кисленка (щавель), песок в значении «сахарный песок» (правильно: сахар или сахарный песок), направить (правильно: отремонтировать или починить) пойдём потуда/посюда, хочете, зало/зала, ихный, евоный (еёшний). Топ выражений, которые ижевчане говорят неправильно

Топ выражений, которые ижевчане говорят неправильно

Ложить – слово употребляется только с приставкой, можно сказать положить, наложить, переложить, во всех остальных случаях только «класть». Прим.: клади сюда

Зачем и почему. Почему – по какой причине, зачем – для чего, кому это нужно. Почему ты не пойдешь в кафе? Зачем ты переделал этот фрагмент?Убираться, играться – так нельзя говорить. Постфикс –ся имеет значение обращения действия на себя, например, мою и моюсь. Если вы говорите «я убираюсь», получается, как будто вы извлекаете себя из помещения, правильно будет: делаю уборку.

Надеть/одеть. Одеваем кого-то, надеваем на себя. Одеть ребёнка, надеть тёплую куртку.

А вы знаете, что такое пестики, пиканы и перепечи?

Лексика[править]

Словарный состав удмуртского языка складывался в течение многих веков. В нем выделяется исконно удмуртская и заимствованная лексика. Древнейший пласт лексики — допермские (уральские, финно-угорские) слова, которые являются общими для уральской языковой семьи. К этой группе относятся, в частности, названия частей человеческого тела (син «глаз», ки «рука»), явлений природы (ву «вода», ну «дерево», ты «озеро»), слова, обозначающие времена года (тулыс «весна», тол «зима») и др.

Наиболее поздний пласт исконной лексики — собственно удмуртские слова, образованные после распада общепермского языка-основы в период самостоятельного развития удмуртского языка. Это самый мощный слой словарного состава. Из заимствованной лексики древнейшими являются слова индоиранского происхождения, связанные с земледелием (амезь «лемех, сошник», ю «хлеба, посевы»), животноводством (ош «бык», пудо «скот»), кузнечным делом (корт «железо». ыргон «медь», пурт «нож»). В VII -XIII вв. в удмуртский язык проникли слова булгарского (древнечувашского), а с ХIII в. — татарского происхождения. Русские заимствования в удмуртский язык стали проникать с XII в. Этот пласт лексики исследователи делят на дореволюционные и послереволюционные. Через посредство русского языка проникла интернациональная лексика, заимствованная из европейских языков.
Обогащение словарного состава современного удмуртского литературного языка происходит способом суффиксации, словосложения, терминологизации словосочетаний, расширения лексических значений, калькирования, использования местных диалектных слов и заимствования иноязычной лексики1.
Большую роль в терминотворчестве последних лет сыграла Республиканская термино-орфографическая комиссия, образованная постановлением Президиума Государственного Совета и Правительства Удмуртской Республики от 30 октября 1995 г. за № 103/316. Эта комиссия уже издала два бюллетеня, которые включают в себя, помимо историко-теоретических статей о разработке терминологической лексики в удмуртском языке, также и солидный список новых терминов, предложенных комиссией для широкого обсуждения. В настоящее время членами комиссии проводится работа по выработке и усовершенствованию терминологии по отдельным ветвям гуманитарных др. наук.

Литература по пермскому языкознанию

Библиография о пермской компаративистике

  • Живлов М. А. К статье В. В. Понарядова «О финно-пермском вокализме» //
    Вопросы уралистики 2014. Санкт-Петербург, 2014. С. 723-727.
  • Лыткин В.И. Исторический вокализм пермских языков. Москва, 1964.
  • Лыткин В. И. Пермско-иранские языковые контакты // Вопросы языкознания. Москва, 1975. № 3. С. 84-97.
  • Напольских В. В. Происхождение названия ‘медведя’ / ‘дракона’ в пермских языках //
    Linguistica Uralica. T. 33, №1. Tallinn, 1997. С. 27-31.
  • Понарядов В. В. О финно-пермском вокализме // Вопросы уралистики 2014. Санкт-Петербург, 2014. С. 11-31.

Библиография о пермской топонимике

  • Матвеев А. К. Пермские элементы в субстратной топонимике Русского Севера //
    Советское финно-угроведение. Т. 4, № 1. Таллин, 1968. С. 27-37.
  • Смирнов О. В. К вопросу о пермском топонимическом субстрате на территории Марий Эл и
    в бассейне Среднего течения Вятки (в свете этнической интерпретации археологических культур). 1 //
    Вопросы ономастики. №2 (15). Екатеринбург, 2013. С. 7-59.
  • Смирнов О. В. К вопросу о пермском топонимическом субстрате на территории Марий Эл
    и в бассейне Среднего течения Вятки (в свете этнической интерпретации археологических культур). 2 //
    Вопросы ономастики. №1 (16). Екатеринбург, 2014. С. 7-33.

Труды по истории и культуре прапермской общности

  • Белавин А. М. О раннем этапе болгаро-пермских контактов //
    Ранние болгары и финно-угры в Восточной Европе. Казань, 1990.
  • Белавин А. М. Камский торговый путь.
    Средневековое Предуралье в его экономических и этнокультурных связях. Пермь, 2000.
  • Белых С. К. Фактор христианизации в этнической истории пермских народов //
    Коми-пермяки и финно-угорский мир.
    Тезисы докладов и выступлений на международной конференции. Сыктывкар, 1995. С. 25-26.
  • Белых С. К. Чудь в этнической истории пермских народов //
    Христианизация Коми края и её роль в развитии государственности и культуры. Т. 1. Сыктывкар, 1996. С. 48-51.
  • Белых С. К. К вопросу о локализации прародины пермян //
    Пермский мир в раннем средневековье (Archaeologica permica, 1). Ред. А. Г. Иванов. Ижевск, 1999. С. 245-281.
  • Белых 2009 – Белых С. К. Проблема распада прапермской этноязыковой общности. Ижевск, 2009.
  • Напольских В. В. Пермско-угорские взаимоотношения по данным языка и проблема границ угорского участия
    в этнической истории Предуралья // Вопросы археологии Урала, вып. 25. Екатеринбург – Сургут, 2008. С. 14-25.
  • Насибуллин Р. Ш. Булгаризмы и их отношение к вопросу о времени распада общепермской языковой общности //
    Вордскем кыл. № 2. Ижевск, 1992. С. 80-95.

Библиография работ о пермском праязыке

  • Белых С. К. Следы общепермского праязыкового континуума в удмуртском и коми языках //
    Финно-угроведение, № 2. Йошкар-Ола, 1995. С. 3-17.
  • Белых С. К. Еще раз об этнониме ар // Финно-угроведение, № 3. Йошкар-Ола, 1996. С. 86-94.
  • Белых С. К. Words of the Middle Mongolian origin in the Permic languages //
    Иднакар: Методы историко-культурной реконструкции, № 2. Ижевск, 2007.
  • Лыткин В. И. Древнепермский язык. Чтение текстов, грамматика, словарь. Москва, 1952.
  • Пустяков А. Л. К проблеме разграничения марийских и пермских топонимов в Ветлужско-Вятском междуречье //
    Вопросы ономастики. № 2 (17). Екатеринбург, 2014. С. 7-34.
  • Пустяков А. Л. К вопросу о пермских топонимах в Ветлужско-Вятском междуречье //
    Этнолингвистика. Ономастика. Этимология.
    Материалы III Международной научной конференции. Екатеринбург, 2015. С. 221-223.
  • Серебренников Б. А. Историческая морфология пермских языков. Москва, 1963.

Главная >
Лингвистика >
Языки мира > >

Финно-пермские:
Балтийско-финнские
(+ финнский лексикон) |
Волжско-финнские |
Саамский |
Пермские

Письменности мира |
Страны и города |
Образовательные ресурсы

На правах рекламы (см.
условия):

Алфавитный перечень страниц:
А |
Б |
В |
Г |
Д |
Е (Ё) |
Ж |
З |
И |
Й |
К |
Л |
М |
Н |
О |
П |
Р |
С |
Т |
У |
Ф |
Х |
Ц |
Ч |
Ш |
Щ |
Э |
Ю |
Я |
0-9 |
A-Z (англ.)


Ключевые слова для поиска сведений по пермским языкам:

На русском языке: пермские языки, прапермская языковая общность, удмуртский, диалекты коми, коми-пермяцкий, коми-зырянский, праязык пермякиов, вотский, вотяки;

На английском языке: Finno-Permian languages.

«Сайт Игоря Гаршина», 2002, 2005.
Автор и владелец — Игорь Константинович Гаршин
(см. резюме).

Пишите письма
().

Страница обновлена 07.09.2021

Оборванная песня

По словам главы региона, сейчас в 282 образовательных учреждениях работают программы дошкольного образования с изучением родных языков. В них задействованы более 10 тыс. малышей. За последние два года выросло число учеников, изучающих удмуртский язык в школах.

Можно ли говорить о том, что сохранение родного языка коренного населения Удмуртии стоит под угрозой?

«Снижение интереса к родному языку у удмуртов прослеживалось ещё в середине прошлого века, – считает почётный гражданин Вавожского района, заслуженный учитель школы УАССР, основатель музея Кузебая Герда Анатолий Егоров. – Думаю, что началось это после сталинских репрессий в адрес лидеров удмуртского национального движения. В моей деревне Докъя, которую родной считал и Кузебай Герд, русских и удмуртов было приблизительно одинаковое количество. Все понимали два языка, но в русских семьях разговаривали на русском, а в удмуртских – на удмуртском. В годы Великой Отечественной войны собирались в нашей избе солдатки. Измученные ожиданием вестей с фронта и непосильной работой в тылу, они искали утешение в песне. Как только мелодия обретала крылья, кто-нибудь обрывал её: «Тише, это песня Герда. Услышат». А потом вернулись с фронта уцелевшие мужчины. Они все разговаривали на русском. Удмурты-фронтовики будто забыли родную речь. Так в удмуртских семьях стал исчезать родной язык».

Историография[править]

Начало теоретическому изучению удмуртского языка положили в середине XIX — начале XX в. зарубежные ученые X. Габеленц, Ф. И. Видеманн. Б. Мункачи. Т. Г. Ами-нофф, Ю. Вихманн. Т. Е. Уотила. В начале XX столетия их дело продолжили Д. Р. Фокош-Фукс. К. Медвецки, Э. Беке, Д. Лако, в 50-е и последующие годы изучением удмуртского языка стали заниматься венгры Ш. Чуч. А. Киш, А. Клемм, Ф. Молнар, Г. Берсцки. К. Редей, Е. Сии, из финских ученых — П. Суйхконен, С. Сааринен, М. Корхонен и др.

В России изучение удмуртского языка началось с составления учебников и учебных пособий для массовых школ. В этом деле первые шаги были сделаны Вл. Ислентьевым. И. С. Михсевым, Г. Е. Верещагиным, И. В. Яковлевым, С. П. Жуйковым. П. П. Глезденевым и А. И. Емельяновым.

В 40-70-е гг. XX в. сугубо теоретические исследования опубликовали К. М. Баушев, П. Н. Перевощиков, В. И. Алатырев. В. М. Вахрушев, А. А. Поздеева, Б. А. Серебренников, Т. И. Тепляшина. И. В. Тараканов и др. В 70-80-е гг. в удмуртское языкознание пришло целое поколение молодых исследователей: В. К. Кельмаков, Р. Ш. Насибуллин, Р. И. Яшина. А. Ф. Шутов. Б. Ш. Загуляева. Г. А. Архипов, М. Г. Атаманов, С. В. Соколов. Г. А. Ушаков, Л. И. Калинина, М. К. Каракулова, Б. И. Каракулов, Л. Е. Кириллова, Л. Л. Карпова и др.

GoldenDict для Windows

Среди словарных приложений, работающих на стороне клиента, в России наиболее популярен ABBYY Lingvo. При всех своих достоинствах, данный продукт является проприетарным (закрытым) и платным программным обеспечением. Между тем существуют его открытые аналоги, среди которых одним из лучших является оболочка электронных словарей GoldenDict, портированный в Windows, Linux и MacOS и, среди прочего, поддерживающий формат электронных словарей ABBYY Lingvo.

Межрегиональная лаборатория информационной поддержки функционирования финно-угорских языков при Коми республиканской академии государственной службы и управления предлагает для использования сборку GoldenDict v.2.0, которая включает в себя следующие бесплатные словари: удмуртско-русский , коми-русский, марийско-русский, алтайско-русский, а также англо-русские и русско-английские словари. Вы можете скачать GoldenDict v.2.0:

или

или найти его на компакт-диске в папке «СЛОВАРИ».

Электронный удмуртско-русский словарь (44627 слов) — совместный труд Межрегиональной лаборатории информационной поддержки функционирования финно-угорских языков и сетевого сообщества «Удмуртлык». Он подготовлен на основе удмуртско-русского словаря, изданного в 2008 г. Институтом истории, языка и литературы Уральского отделения РАН. Составители: Т.Р.Душенкова, А.В.Егоров, Л.М.Ившин, Л.Л.Карпова, Л.Е.Кириллова, О.В.Титова, А.А.Шибанов; Отв. редактор Л.Е.Кириллова. — Ижевск, 2008. — 925 с. ISBN 5-7691-2005-3 .

“Трудности перевода” или “пошел. ”

Спешу с ребенком к машине, как всегда, опаздываем. Впереди на тропе дворник таджикокыргызоузбек в оранжевой жилетке ковыляет медленно в попутном направлении и посыпает солью из пакета лёд. Отвечая ребёнку на тысячу “почему”, заодно объясняю “зачем дядя солит дорогу” и проходя мимо дворника громко говорю ему (заодно приучая дитя к вежливости): “Спасибо тебе, мил человек, что не даёшь поскользнуться!”

Мне ж немного нужно чтоб зенки кровью залило, когда на меня кто-то батон крошит. К сожалению конечно. Надо успокоительное попить.

И тут мне стало и стыдно и понятно что успокоительное и “добреющее” в этом городе не только и не столько мне попить нужно, но и большинству соседей. Но все равно немного стыдно.

История удмуртского языка

Удмуртский принадлежит к финно-угорских языкам. Выделяются три основные группы диалектов: южная, северная и бесермянская, а также несколько переходных наречий. От пермских языков удмуртский отличается ударением на последнем слоге, двумя формами спряжения и изобилием русских и татарских заимствований.

Первыми письменными подтверждениями существования удмуртского языка стали кирилличные записи собственных имен, сделанные в XV веке. Собственно удмуртские лексемы фиксируются с XVIII века. В 1726 году Даниэль Готлиб Мессершмидт составил латинско-удмуртский словарь. В этот период вышли также труды Захарии Кротова — русско-удмуртский словарь и грамматика вотского языка.

Временем оформления удмуртской письменности на основе кириллицы лингвисты считают XIX век. Алфавит состоит из 33 букв и 5 знаков с диакритиками. Оформление литературной формы завершилось только к 1930 году, язык сформировался из синтеза лексики и фонетики удмуртских говоров.

Наиболее близки к удмуртскому коми и коми-пермяцкий языки, но понимание между носителями этих языков невозможно из-за значительных отличий. В языке удмуртов есть заимствования из русского, тюркских и иранских языков. Булгарские лексемы вошли в язык в период с VII по XIII век. Позже прослеживается влияние татарского, сохранившееся в отдельных районах Удмуртии до настоящего времени. Русские пришли в Прикамье в XII–XIII веках, а в XVI в. удмурты вошли в состав России.

В настоящее время на национальном языке выходит несколько книг в год, десяток газет и журналов, несколько часов каждый день местное телевидение вещает на удмуртском языке.