Иван iv грозный: переписка андрея курбского с иваном грозным

Третье письмо Курбского

Этим сочинением завершается знаменитая переписка. Третье послание было ответом на Второе письмо царя от 1577 г. Оно составлялось не сразу, так как в 1577 г. успех был на стороне русских, а Речь Посполитая испытывала не лучшие времена. Многие польские дворяне (шляхта) выступали за то, чтобы передать трон Ивану Грозному.

В 1578 г. положение меняется: Стефан Батори совершает несколько успешных атак и возвращает Двинск. Видимо, именно это вдохновило князя Андрея написать торжествующий ответ. В письме Курбского множество отсылок к Цицерону (князь считал, что в «Парадоксах» много сходства с его судьбой), Священному Писанию и сочинениям «отцов церкви», где он хвалится своей образованностью.

Послание дополняется в 1579 году новыми приписками, где Курбский объясняет поражение Ивана Васильевича в Ливонской войне тем, что тот сам когда-то «растерзал» опытных военачальников и высмеивает слова царя, что только животворящий крест помогает в борьбе с неприятелями. Как пример, князь приводит «срамотнейшие» поражения русских: в 1571 г., когда крымские татары сожгли Москву и в 1579 г., когда Батори захватил Полоцк.

Еще одна приписка сделана в конце 1579 г., когда Иван IV потерпел крах в битве с Батори под г. Сокол. Были ли второе и третье письма доставлены царю, история умалчивает. Видимо, нет, так как ответов Ивана Грозного на эти послания не обнаружено нигде.

Князь обличал царя в его жестокостях, но это было лишь на словах, так как сам он, по свидетельству современников, тоже не отличался мягкостью характера. А милости от польского короля дают право утверждать, что все-таки Курбский был скорее предателем, чем борцом с тиранией.

Данная переписка стала самым известным памятником древнерусской литературы и давала ответы на многие события тех времен, отражала взгляды царя и его оппонента на политику, нравы и духовное развитие Русского Царства.

7 декабря 2019

Царь и беглец

Зачинателем знаменитой переписки был Курбский. Однако мотивы, стоящие за его письмами, были не вполне прозрачны. Формально, у юрьевского воеводы было, по крайней мере, два весомых повода обратиться к царю сразу после своего бегства в Литву в 1564 году. Во-первых, оправдать собственную измену и подвести происходящие события к злоупотреблениям царской властью: зачем тот побил воевод, а также насылал гонения на прочих честных людей? На этом этапе Курбский вряд ли мог рассчитывать на пространный ответ царя и всю последующую переписку. А во-вторых, Курбский хотел утвердить собственное имя в глазах своего будущего правителя, о котором говорил с заискиванием.

Любопытно, что незадолго до событий 1564 года Курбский пишет послания в Псковско-Печерский монастырь, которые адресованы старцу Васьяну. Из трех посланий выделяется последнее. Если первые два касались чисто догматических вопросов христианства, то третье выглядит как осуждающая реплика в адрес старцев. В первый и второй разы Курбский просит Васьяна помолиться за него, чтобы стать исцеленным «духовным врачеством». В третий же раз он бросает старцам упрек, что те не заступились за него перед царем.

Поражает и то, насколько схожи третье письмо Васьяну и первое обращение к Грозному.

Третье послание старцу

Послание царю из Вольмара

Бог судитель праведный и крепкий межу вами и мною: и аще ко вратом смертным приближуся, и сие писанеице велю себе в руку вложит и, идущу с ним к неумытному судии, к … Иисусу. И о сем, даже до сих, писание сие,слезами измоченное, во гробсо собою повелю вложит и, грядуще с тобою на суд бога моего, Иисуса Христа

Всё выглядит так, словно Курбский писал одно письмо, но до последнего колебался, кому его отправить: царю или старцу. Конечно, беглец осознает тяжесть своей измены и хочет подыскать уважительную причину. Возможная казнь таковой не была, потому что было хорошо известно, что Грозный применять ее не собирался.

Из посланий царю видно, что Курбский чувствовал себя в ссылке, без правды изгнанным, поэтому и требовал от царя утешительного письма:

«И вместо утешения, во скорбех мнозех бывшему, аки забыв и отступивши пророка – не оскорбляй, рече, мужа в беде его, довольно бо такому, — яко твое величество меня, неповиннаго, в странстве таковым, во утешения место, посещаешь».

Царь же (впрочем, как и старцы), был отнюдь не намерен спускать с рук измену. Но и делать зеркальный жест, т.е. обвинять в законопреступлениях своего оппонента не собирался. В этом случае Грозному хватило бы формальной отписки. Но не таково его ответное письмо, в двадцать раз больше того, с каким обратился Курбский. Грозный так обстоятельно отвечает на обвинения, что порой начинает почти что оправдываться. Царь соглашается, что, мол, его «благочестие» было поколеблено еще в юности. Грозный даже соглашается, что допускал какие-то «игры» (возможно, речь идет о зрелищах для народа, зачастую заканчивавшихся чей-либо смертью), но делал всё это, чтобы подданные признали его власть в качестве наместника божьего, а «не вас, изменников».

Цель такого тона (как и всей эмоциональной окраски речи Грозного) вовсе не доказательство чего-либо (хотя это именно то, к чему прибегает Курбский, вставляя в письма цитаты из Цицерона и структурируя ответ по всем правилам риторики). Скорее, Грозный говорит Курбскому то, чего не успели сказать печерские старцы, а именно заставить беглеца взглянуть на совершенное преступление и привести к покаянию. Грозный восклицает:

«Если же ты добр и праведен, то почему, видя, как в царском совете разгорелся огонь, не погасив его, но еще сильнее разжег? Разве не сходен ты с Иудой предателем?».

Грозный отмечает даже не то, что Курбский не может покаяться, а то, что и раньше не смог. Отсутствие смирения перед наместной божьей властью (царем) и привело его к измене – вот «задняя» мысль всех его ответов.

Но Курбский остается непреклонен. С этой стороны интересно заметить, как из состояния нерешительности и колебания воевода приходит к надменности, утверждаясь в своей правоте. Даже исходя из текста писем видно, что Курбский отбрасывает покаяние, заменяя его пространными рассуждениями. Чем дальше, тем рассуждений больше.

Грозный же потихоньку отступается перед этой непреклонностью. Царь своим вторым письмом (которое уже на порядок меньше первого) делает последнее предупреждение:

«Со смирением напоминаю тебе, о князь: посмотри, как к нашим согрешениям и особенно к моему беззаконию…снисходительно божье величество…» «Рассуди сам, как и что ты наделал…» «Взгляни внутрь себя и сам перед собой раскройся!»

На это уже князь Ковельский отвечает самым длинным своим письмом, упражняясь в риторических приемах. Грозный же третьим ответом изменника больше не удостаивает.

История переписки Ивана Грозного с Курбским

В царствование Ивана Грозного, когда возобновилось столкновение великокняжеской власти с боярами, обе ссорившиеся стороны имели случай высказать яснее свои политические взгляды и объяснить причины взаимного нелюбья. В 1564 г. боярин князь А. М. Курбский, сверстник и любимец царя Ивана, герой Казанской и Ливонской войн, командуя московскими полками в Ливонии, проиграл там одну битву и, боясь царского гнева за эту ли неудачу или за связь с павшими членами Избранной рады Сильвестром и Адашевым, убежал к польскому королю, покинув в Дерпте, где был воеводой, свою жену с малолетним сыном. Он принял деятельное участие в польской войне против своего царя и отечества.

Князь Андрей Курбский. Видеоурок

Но беглый боярин Курбский не хотел молча расстаться со своим покинутым государем: с чужбины, из Литвы, он написал резкое, укоризненное, «досадительное» послание Ивану, укоряя его в жестоком обращении с боярами. Царь Иван Грозный, сам «словесной мудрости ритор», как его звали современники, не хотел остаться в долгу у беглеца и отвечал ему длинным оправдательным посланием, «широковещательным и многошумящим», как назвал его князь Курбский, на которое последний возражал. Переписка с длинными перерывами шла в 1564 – 1579 гг. Князь Курбский написал всего четыре письма, царь Иван Грозный – два; но его первое письмо составляет по объему больше половины всей переписки (62 из 100 страниц по изданию Устрялова). Кроме того, Курбский написал в Литве обвинительную Историю князя великого московского, т. е. царя Ивана, где также выражал политические воззрения своей боярской братии.

Так обе стороны переписки как бы исповедались друг другу, и можно было бы ожидать, что они полно и откровенно высказали свои политические воззрения, т. е. вскрыли причины взаимной неприязни. Но и в этой полемике, веденной обеими сторонами с большим жаром и талантом, не находим прямого и ясного ответа на вопрос об этих причинах, и она не выводит читателя из недоумения. Письма князя Курбского наполнены преимущественно личными или сословными упреками и политическими жалобами; в Истории он высказывает и несколько общих политических и исторических суждений.

Иван Грозный. Картина В. Васнецова

Царская служба

Несмотря на родство с Захарьиными, Андрей Михайлович смог сам добиться высокого положения при царе благодаря хорошей службе в чине воеводы, и в Избранной Раде, действовавшей 13 лет при Иване Грозном. Царь лично пожаловал во владение Курбских земли недалеко от Москвы, а в 1556 г. – боярский чин. 

А.М. Курбский имел большой успех в военном деле:

  • Он был участником похода на Казанское ханство. Это войско шло под командованием самого Ивана IV, а князь Курбский вместе с князем П. Щенятевым были во главе правой руки армии.
  • Около г. Тулы они разбили часть войска татар, которая имела вдвое больше солдат, чем русские.
  • Курбский получил ранение, однако сражался при штурме Казани, отличившись под конец взятия города. Взяв всего 200 воинов, Андрей Михайлович сдерживал 10 тысяч казанцев во главе с царем Ёдигером, чтобы дать время русским проникнуть внутрь Казани.
  • При повторном походе на Казань для усмирения татар Курбскому довелось возглавлять войско вместе с князьями Шереметьевым и Микулинским.

После этих побед Андрей Курбский заслужил особую милость Ивана Грозного. Государь назначил князя командующим в Ливонской войне, начавшейся в 1558 г. 

Военный деятель

Во-вторых, Андрей Курбский был ярким военным деятелем, отличившимся в походе на Казанское царство, а также в Ливонской войне. Благодаря боевым заслугам и верной службе он вошёл в ближайшее окружение Ивана Грозного. Но он также обладал политическим чутьём, понимал слабость династии, невозможность продолжения рода сыновьями царя.

В виду этого Курбский в 1553 году отказался присягать на верность царевичу Дмитрию, а прознав про готовящуюся против него опалу в 1563 году, ушёл под власть польского короля Сигизмунда II, получив от него обильные дивиденды в виде поместий в Литве и на Волыни.

Уважение к его характеру, оценка военных заслуг, способность видеть иное развитие Руси вполне могли привлечь внимание Грозного, чтобы внешнюю критику в целях дальнейшего повышения эффективности проводимой царём внешней и внутренней политики

Литература 1 / Лекции / Лекция Переписка Иоанна Грозного с Курбским

Лекция

ПублицистикаXVIвекаПереписка Иоанна Грозного с Андреем Курбским

Один из самых известных и замечательных памятников 2-й половины 16 века – переписка князя Андрея Курбского с царем Иваном Грозным.

Князь Андрей Курбский

– московский боярин и царский воевода бежал в апреле 1564 г. – из новоприсоединенного к Руси ливонского города Юрьева в соседний г. Вольмар – на территорию Польши.

Повод для бегства – известие о готовившейся над ним царской расправе. Некогда Курбский входил в круг самых близких царю людей – наряду с придворным священником Сильвестром

и государственным казначеемАлексеем Адашевым. Они составляли ядро «Избранной рады», кружка ближайших советников при молодом царе – 1550-е гг.

В начале 60-х гг. эти близкие сподвижники царя были подвергнуты опале.

Бежав в Польшу, Курбский обратился к царю с посланием, в котором обвинил его в несправедливых гонениях и казнях тех, кто верно служил ему. Эмигрант-обличитель.

Известно 3 послания Курбского царю и 2 ответа на них Ивана Грозного. Кроме посланий перу Андрея Курбского принадлежит текст «История о великом князе Московском» —

своего рода жизнеописание Иоанна Грозного.

Политическая позиция –

это главное, в чем расходятся Курбский и царь.

1. Грозный.

Главный пафос посланий Грозного – обоснование и утверждение своего неограниченного самодержавия. Самодержавная власть царя – от бога. Он – православный царь божиим изволением, рожден царем, это его – наследственное право. Доктрина боговенчанного царя уже прочно вошла в сознание эпохи, с ее позиций и защищает себя Иван Грозный.

Курбский.

Князь Курбский в этой доктрине тоже не сомневается. Сакральность царской власти для князя несомненна, царская власть – богом поставленная, но Грозный дискредитировал ее, имея «совесть прокаженну».Византийская позиция – сакрален статус царя, но не человек.

Эту же мысль проводит и Грозный, оправдывая себя: естеством он человек, и грешен, как все остальные, но не впадает в гордыню и не мнит себя совершенным.

Курбский.

Единодержавие царя обернулось лишь притеснениями. Дела царя шли хорошо, когда при нем была «избранная рада», достойнейшие советники, а не льстецы, которые сейчас окружают царя.

Грозный.

Царь на то и поставлен, чтобы один властвовал, все остальные ему должны безусловно повиноваться. Между тем, по мнению Грозного, бояре захотели сами властвовать, а царя отстранить от власти. Второе послание начинает со своегопространного титула , который и должен показать единоначалие царя, его величие и могущество.

Курбский.

В своих посланиях Курбский обвиняет царя за то, что «сильных во Израиле истребил» (то есть лучших мужей отечества), данных емуот бога для борьбы с врагами,святую кровь их неблагодарно и преступно пролил. (Т.е. казненные Грозным = святые мученики, а царь, утративший разум, изгнал верных ему православных слуг и взял в советники Антихриста).

Грозный.

Бояре – изменники, мечтающие погубить царя. Отсюда — казни их оправданы. Отрицает какие-либо заслуги Курбского. В отличие от Курбского, который говорит кратко, не называя конкретных фактов, Грозный очень подробен именно в именах и фактах (нпр. перечисляет свои детские обиды – помнит все зло).

Религиозная позиция.

Оба – ревнители православия, оба аппелируют к Страшному суду, к высшему судии – Иисусу Христу, оба называют друг друга слугами дьявола.

Стиль.

Курбский.

Патетика и риторика, торжественность и серьезность, лаконичность и сдержанность. Подчеркивает свою книжную ученость, не раз ссылается на западные умы, просвещенные в диалектике и философии. Снисходителен по отношению к просторечию Грозного.

Грозный. Простота, ирония, грубоватость запальчивого монолога. Многословие, простонародность, брань: «злобесный», «собака» — любимые ругательства.

Послания Грозного

воссоздают образ царя, каким он должен быть:

  • Ради царства оправданы любые средства.
  • Царь добрый или злой, в зависимости от обстоятельств (с. 35).
  • Царь – единственный носитель истины и единственная гарантия справедливости.
  • Царь – защитник православия, насадитель православия (святитель народов). Человек к праведности может быть приведен насилием (ср. в 16 в. практику насильственных пострижений в монахи).

Идея государства доводится до абсурда. Государство – ценность, люди =- нет, государство утверждается в ущерб человеку (в конечном счете, оказывается, что государство – «это я», поскольку царь видит вокруг себя только одну измену).

Суждения Курбского

Свою Историю царя Ивана Грозного Курбский начинает заунывным раздумьем: «Много раз докучали мне вопросом: как все это приключилось от столь доброго прежде и прекрасного царя, для отечества пренебрегавшего своим здоровьем, понесшего тяжкие труды и беды в борьбе с врагами креста христова и от всех пользовавшегося доброй славой? И много раз со вздохом и слезами молчал я на этот вопрос, – не хотелось отвечать; наконец вынужден был сказать хоть что-нибудь об этих происшествиях и так отвечал на учащенные вопросы: если бы рассказывать сначала и по порядку, много пришлось бы мне писать о том, как в предобрый русских князей род посеял дьявол злые нравы, особенно злыми их женами-чародейками, как это было и у израильских царей, более же всего теми, которые взяты были из иноплеменников».

Значит, во взгляде на ближайшее московское прошлое и князь Курбский стоит на точке зрения Берсеня Беклемишева, видит корень зла в царевне Софье, за которой следовала такая же иноземка Елена Глинская, мать царя. Впрочем, и без того как-то предобрый некогда русских князей род выродился в московский, «этот ваш издавна кровопийственный род», как выразился Курбский в письме к царю Ивану Грозному. «Обычай у московских князей издавна, – пишет он в Истории, – желать братий своих крови и губить их убогих ради и окаянных вотчин, несытства ради своего».

Попадаются у Курбского и политические суждения, похожие на принципы, на теорию. Он считает нормальным только такой государственный порядок, который основан не на личном усмотрении самовластия, а на участии «синклита», боярского совета, в управлении; чтобы вести государственные дела успешно и благочинно, государю необходимо советоваться с боярами. Царю подобает быть главой, а мудрых советников своих любить, «яко свои уды», – так выражает Курбский правильные, благочинные отношения царя к боярам. Вся его История построена на одной мысли – о благотворном действии боярского совета: царь правил мудро и славно, пока был окружен доброродными и правдивыми советниками.

Впрочем, государь должен делиться своими царскими думами не с одними великородными и правдивыми советниками – князь Курбский допускает и народное участие в управлении, стоит за пользу и необходимость земского собора. В своей Истории он высказывает такой политический тезис: «Если царь и почтен царством, но не получил от бога каких-либо дарований, он должен искать доброго и полезного совета не только у своих советников, но и у всенародных человек, потому что дар духа дается не по богатству внешнему и не по могуществу власти, но по правоте душевной». Под этими всенародными человеками Курбский мог разуметь только собрание людей, призываемых для совета из разных сословий, от всей земли: келейные совещания с отдельными лицами едва ли ему были желательны.

Вот почти и все политические воззрения Курбского. Князь стоит за правительственное значение боярской думы и за участие земского собора в управлении. Но он мечтает о вчерашнем дне, запоздал со своими мечтами. Ни правительственное значение боярского совета, ни участие земского собора в управлении не были уже в то время идеалами, не могли быть политическими мечтами. Боярский совет и земский собор были уже в то время политическими фактами, первый – фактом очень старым, а второй – явлением еще недавним, и оба – фактами, хорошо знакомыми нашему публицисту. Искони государи русские и московские думали о всяких делах, законодательствовали со своими боярами. В 1550 г. созван был и первый земский собор, и князь Курбский должен был хорошо помнить это событие, когда царь Иван Грозный обратился за советом ко «всенародным человекам», к простым земским людям.

Итак, князь Курбский стоит за существующие факты; его политическая программа не идет за пределы действующего государственного порядка: он не требует ни новых прав для бояр, ни новых обеспечений для их старых прав, вообще не требует перестройки наличного государства. В этом отношении он разве только немного идет дальше своего предшественника И. Н. Берсеня-Беклемишева и, резко осуждая московское прошлое, ничего не умеет придумать лучше этого прошлого.

Священник Сильвестр. Памятник «1000-летие России» в Великом Новгороде

Ответ Ивана Грозного

Данный текст является самым большим из публицистических сочинений царя Ивана Васильевича – 40 страниц. Теперь это важнейший памятник древнерусской культуры. Дата на послании – 5 июля 1564 г. Скорее всего, Иван IV – создатель лишь части текста, так как быстрота составления, 4-5 недель, заставляет предположить, что оно написано дьяками канцелярии царя.

Но некоторые места: монолог о детских годах, полемика с оппонентом, возможно, писал сам государь, о чем говорит грубый стиль, некоторые обороты (сравнивал Курбского с псом), напоминающие другие письма царя (так же написано позднее послание в адрес короля Швеции Юхана III). Ответ, как письмо Курбского, предназначается широкой аудитории, о чем говорят ранние списки: «Послание… во все города на крестопреступников…».

Главные враги России – это «изменные бояре», писал Грозный, ставя боярское самоуправство своего детства в вину Курбскому, хотя они являлись ровесниками: годы жизни царя 1530-1584, князя 1528-1583. Такие слова в отношении бояр оказали влияние на всю последующую историографию. Царь утверждал, что много уже сделал для Руси и действует исключительно на благо народа: «за них желаем… и до смерти пострадати», и теперь все гонения позади. Писал, что все, кто находился в опале, могут дышать спокойно и не опасаться наказания. Письмо составлено за полгода до появления опричнины.

Отношение Грозного к первому письму Курбского

Понятно, как это послание Курбского должно было подействовать на царя. Один из лучших воевод его, один из надежных бояр изменяет ему, переходит к врагам, дерзко корит его, своего царя, говорит, что у него «прокаженная совесть»! Измена Курбского и письмо его, конечно, разожгли еще пуще злобу царя, еще больше усилили его недоверие к боярам. Кому же и верить из них, если Курбский изменил ему и выказал столько вражды?!

Царь приказал пытать Шибанова, чтобы выведать от него все подробности побега Курбского, узнать его доброхотов и единомышленников в Москве. Шибанов подвергся страшным пыткам, но в мучениях хвалил своего господина и не открыл ничего. Такая твердость и верность слуги своему господину изумили всех…

Гнев и злоба, закипевшие в душе царя от укоров Курбского, требовали исхода; но жертва ускользнула из рук, оставалось только одно – донять изменника словом, и царь излил свои чувства и мысли в огромном послании Курбскому. Много сказалось здесь и едких слов, и горькой правды, и обидной напраслины… Сильно, видно, говорило сердце у царя, когда он писал свое послание: нет здесь той связности и обдуманности, какая бывает у того, кто пишет спокойно, – иные мысли как будто не досказаны, другие повторяются, местами речь запутанная; но из послания царя видны и ум его, и начитанность; видны и взгляды его на самодержавие, на царские обязанности, на бояр… Вот почему письмо это драгоценно для истории.

Краткая биография

  1. 1549 — Андрею Курбскому 21 год, он участвует во втором военном походе Иоанна Грозного на Казань. Именно в этом походе молодой князь, будучи стольником, проявил себя как прекрасный военный стратег.
  2. 1551 — молодой талантливый полководец вместе с другим князем — Петром Щенятевым, руководит полком правой руки в ожидании нападения татар на берегу Оки.
  3. 1552 — Иоанн Грозный собрал новый поход на Казанское ханство. Как раз в это время войско крымских татар под руководством Давлет Гирея осуществило осаду Тулы. Русский царь направил для освобождения Тулы войска под руководством Курбского и Щенятева. Андрей Курбский сильно пострадал в этом сражении, получив многочисленные ранения. Но это не помешало ему уже через неделю вновь выйти в военный поход.
  4. 1552, август — полк правой руки под руководством Курбского и Щенятева должен был прикрывать царское войско, идущее на Казань, от нападения языческих племён.
  5. 1552, 2 октября — войско начало наступление на Казань. При этом татары с крепостных стен лили на противника кипящую смолу, сбрасывали камни и брёвна, и стреляли из луков. После долгого противостояния у стен Казани русские всё-таки ворвались в город, и борьба началась уже на его улицах. Андрей Курбский стоял на выезде из города, заграждая татарам путь к бегству. Однако татарам удалось вырваться из города и бежать. Курбский с войском около 200 человек настиг сбежавших татар и в жестокой битве получил сильнейшие ранения. Спасла от гибели его кольчуга.
  6. 1554 — в начале года князь Андрей Курбский вместе с другими двумя воеводами направлен царём для подавления мятежа в бывшем Казанском ханстве, которое было присоединено к Русскому государству двумя годами ранее. После долгих преследований и многочисленных сражений повстанцы были разбиты. Русское войско вернулось домой весной перед праздником Благовещения. Царь Иоанн Грозный наградил Курбского золотыми отличительными знаками.
  7. 1556 — Курбский с князем Фёдором Троекуровым вновь посылаются царём для укрощения восстания черемис. После возвращения царь пожаловал Андрея Курбского в бояре.
  8. 1558, январь — князь Андрей вместе с Петром Головиным командует сторожевым полком в Ливонской войне.
  9. 1558, весна — в рамках Ливонской войны Курбский участвует в походе на город Нейгауз.
  10. 1559, весна — Андрей Курбский отправлен защищать южную границу страны от татар. Военных действий там не произошло, вскоре князь вернулся домой в Москву.
  11. 1560 — князь возглавил войско в успешном походе на Ливонию.
  12. 1562 — участие Андрея Курбского в большом походе на Полоцк. Там он был вторым воеводой.
  13. 1562 — неудача войска Курбского в битве под Невелем. Войско разбито литовцами. При этом князь сумел сохранить своё положение и начавшиеся гонения на опальных придворных его не коснулись.
  14. 1563 — Курбский решился на предательство родины и бежал в Литву. Князь какое-то время был «шпионом», выдавая литовцам информацию о передвижениях русских войск, и вследствие этого русские потерпели поражение в нескольких битвах.
  15. 1564 — князь Андрей получает в дар от литовского короля несколько больших поместий с замками на территории Литвы и Волыни.
  16. 1564 — Курбский участвует в военных действиях против Москвы.
  17. 1565 — князь поучаствовал в разорении Великолуцкой области.
  18. 1566 — вооружённые конфликты Курбского с отрядами князя Александра Чарторыйского.
  19. 1567 — вооружённое столкновение русского князя и челядью семейства каштеляна сандомирского Станислава Матеевского.
  20. 1569 — на русского князя Андрея Курбского поступают жалобы польскому королю Сигизмунду о том, что он притесняет соседних волынских магнатов.
  21. 1570 — небольшая война с местным воеводой Речи Посполитой. Предметом столкновения стала граница личных территорий.
  22. 1571 — русский князь женился на богатой вдове Марии Юрьевне Гольшанской.
  23. 1578 — Курбский развёлся со второй женой Марией Гольшанской.
  24. 1579 — участие в походе на Полоцк под предводительством Стефана Батория.
  25. 1579 — князь Андрей женится в третий раз на дворянке Александре Семашко.
  26. 1582 — в семье Курбского родился сын Дмитрий.
  27. 1583 — приняв католичество, князь Андрей Кубский умер в своём поместье в Литве.

Андрей Курбский (портрет)

Побег

Царь отдалил от себя многих влиятельных людей. Курбского, после победы над половцами, он отправил в г. Юрьев на должность воеводы. В это время как раз там находился Адашев. Через год, 30 апреля 1564 г. князь бежит в Литву. Его предупредили об опасности. Побег совершили ночью, в трудных условиях. Курбский и несколько верных слуг спустились на веревках со стены охраняемой крепости, пересекли границу.

С собой князь имел немалые деньги: рубли, талеры, 30 дукатов и 300 золотых. Но эти средства, видимо, полученные от польского короля, были отняты у князя пограничниками. Далее русского перебежчика арестовали и отправили в замок Армус, и там тоже ограбили, забрав шапку и шубу. В Вольмар Курбский прибыл в полной нищете.

Князь, убежав от царского гнева, оставил в России семью, имущество было конфисковано. Само бегство не было изменой, так как князя ожидала такая же судьба, как и всех людей, попавших в немилость подозрительного государя. Но потом Курбский начал активно оказывать помощь ливонцам в войне против России. Это является предательством по отношению к родине.

Первое послание Курбского Ивану Грозному

«Царю, от Бога препрославленному, пресветлому прежде в православии, а теперь за наши грехи ставшему противником этому. Да разумеет разумеющий, да разумеет тот, у кого совесть прокаженная, какой даже не найти и среди безбожных народов!»

Так начинается письмо Курбского.

«За что, о царь, – спрашивал он далее, – сильных во Израили ты побил и воевод, данных тебе Богом, разным казням предал и победоносную и святую кровь их пролил, мученическою их кровью церковные пороги обагрил?

За что на доброхотов твоих, душу свою за тебя полагающих, умыслил ты неслыханные мучения и гонения, ложно обвиняя их в изменах и чародействах?.. Чем провинились они пред тобою, о царь? Чем прогневали тебя? Не они ли прегордые царства разорили и своим мужеством и храбростью покорили тебе тех, у которых прежде наши предки были в рабстве? Не их ли разумом достались тебе претвердые города германские (ливонские)? Это ли нам бедным воздаяние твое, что ты губишь нас целыми родами? Уж не бессмертным ли себя, царь, считаешь? Уж не прельщен ли ты небывалой ересью, не думаешь ли, что тебе не придется и предстать пред неподкупным Судиею, Иисусом Христом?.. Он, Христос мой, сидящий на престоле херувимском, будет Судиею между тобою и мною!

Какого только зла я не потерпел! – продолжает Курбский. – За благие дела мои ты воздал мне злом, за любовь мою – ненавистью! Кровь моя, как вода, пролитая за тебя, вопиет на тебя к Господу моему! Бог свидетель, прилежно я размышлял, искал в уме своем и не нашел своей вины и не знаю, чем согрешил я пред тобою. Ходил я пред войском твоим и не причинил тебе никакого бесчестия, только славные победы, с помощью ангела Господня, одерживал во славу тебе… И так не один год и не два, но много лет трудился я в поте лица, с терпением трудился вдали от отечества, мало видел и моих родителей, и жену мою. В далеких городах против врагов моих боролся, многие нужды терпел и болезни… Много раз был ранен в битвах, и тело мое уже все сокрушено язвами. Но для тебя, царь, все это ничего не значит, и ты «нестерпимую ярость и горчайшую ненависть, паче разожженной печи, являешь к нам.

Хотел было я рассказать по порядку все мои ратные дела, которые совершал на славу твою, с помощью Христа; но не рассказал потому, что Бог лучше знает, нежели человек. Бог за все мздовоздатель… Да будет ведомо тебе, царю, – объявляет Курбский Грозному, – уже не увидишь ты в этом мире лица моего. Но не думай, что я буду молчать! до смерти моей буду непрестанно вопиять со слезами на тебя безначальной Троице… Не думай, царь, что избиенные тобой неповинно, заточенные и изгнанные без правды, уже погибли окончательно, не хвались этим как победой. Избиенные тобой у престола Господня стоят, отмщения на тебя просят; заключенные же и изгнанные тобой без правды на земле вопиют на тебя к Богу и день, и ночь!..

Письмо это, – говорит в заключение Курбский, – слезами измоченное, умирая, идя к Богу моему, Иисусу Христу, на суд с тобою, велю вложить с собою в гроб».

«Перешёл на сторону врага»

«В историю Речи Посполитой Андрей Курбский вошёл в первую очередь как активный защитник православия. В XVI веке там как раз начались гонения на православную церковь, а он оказывал единоверцам посильную поддержку: заступался за них, помогал с изданием религиозных текстов. Правда, когда был поднят вопрос о том, что на польский трон в результате выборов может сесть сын Ивана Грозного Фёдор, Курбский выступил против православной литовско-русской партии и поддержал католическую, чтобы этого не произошло. В будущем это привело к большим сложностям для православных Речи Посполитой», — рассказал в беседе с RT старший научный сотрудник Института славяноведения РАН Вадим Волобуев.

По его мнению, несмотря на громкий побег, Курбский не сыграл практической роли в польской истории.

«Он в какой-то мере ослабил фронт, но в Ливонской войне Речь Посполитая победила гораздо позже. А вот его литературное и идеологическое наследие было весьма значительным», — пояснил Волобуев.

Сразу после бегства Курбский отправил Ивану IV письмо, в котором попытался объяснить мотивы своего поступка политическими взглядами. Иван Грозный ответил бывшему подданному в язвительной манере, дав понять, что все его оправдания ничтожны. В дальнейшем переписка вылилась в широкую социально-политическую дискуссию. Как отметил Вадим Волобуев, ценность переписки заключается в том, что она даёт нам представление о живой речи той эпохи. Помимо письменного общения с русским царём, Курбский также оставил после себя ряд историко-литературных произведений.

Кстати, он стал одним из самых высокопоставленных перебежчиков в истории России, а может быть, и самым высокопоставленным. Это всё равно что Кутузов в 1812 году бросил бы армию и перешёл на сторону Наполеона», — отметил Перевезенцев.

Однако, по мнению историка, Андрей Курбский руководствовался собственной логикой. Во-первых, он считал, что царь должен опираться на своих ближайших советников и без них не может принимать никаких важных решений. Исходя из этого, он делил правление Ивана IV на два периода: когда тот прислушивался к своему окружению и принимал «верные» решения и когда перестал это делать, превратившись в «деспота».

Во-вторых, Курбский поддерживал феодальные идеи, дававшие князьям и дворянам право менять своих сюзеренов. Но если ещё за несколько десятилетий до того это воспринималось как норма, то во второй половине XVI века поступок Курбского уже расценивался как измена.