Окситоцин спрей

Как контролируется окситоцин?

Производство и секреция окситоцина контролируются механизмом положительной обратной связи, когда высвобождение гормона вызывает действие, которое стимулирует его собственную выработку. Например, когда во время родов начинается сокращение матки, выделяется окситоцин. Это стимулирует активность сокращений и высвобождение большего количества окситоцина. Таким образом, схватки увеличиваются по интенсивности и частоте.

Другой пример положительной обратной связи: стимуляция соска во время грудного вскармливания приводит к увеличению выработки окситоцина и его секреции в кровь, в результате чего молоко попадает в грудь. 

Что такое окситоцин: основные функции

Окситоцин вырабатывается в гипоталамусе и секретируется в кровоток задней долей гипофиза. От него, например, зависит способность матки сокращаться во время родов и кормления грудью. 

Искусственный окситоцин иногда назначают для стимулирования родов, если они не начались естественным путем. Также его используют для усиления схваток при слабой родовой деятельности и для снижения риска сильного кровотечения после рождения ребенка. Во время кормления грудью окситоцин способствует движению молока по протокам в груди, позволяя ему выходить через соски. 

В мужском организме окситоцин отвечает за передвижение сперматозоидов и выработку яичками тестостерона.

В мозге окситоцин действует как химический посредник и влияет на поведение и эмоции людей, а именно:

  • На сексуальное возбуждение;

  • Признание;

  • Доверие;

  • Романтическую привязанность;

  • Связь между матерью и младенцем.

Поэтому окситоцин часто называют «гормоном любви» или «гормоном объятий».

Все в деталях

Таким образом, только некоторые исследования достоверно показывают связь между аутизмом с проблемами сигналлинга окситоцина. Одно из самых лучших свидетельств было получено в феврале от команды нейробиолога Daniel Geschwind of the University of California, Los Angeles. Его группа показала, что мыши с отсутствием копии Cntnap2 гена – который вовлечен в развитие небольшого количества форм аутизма – имели меньше окситоцин-содержащих нейронов в гипоталамусе и социализировались хуже, чем контрольные мыши. Получив ежедневные дозы окситоцина на протяжении двух недель, мыши вновь стали нормальными. «До этого не было свидетельств, что есть подтипы аутизма, связанные с недостатком окситоцина», — по словам Geschwind.

Его работа позволяет провести таргетную терапию. «Аутизм это высоко гетерогенное заболевание, но если мы сможем найти тех пациентов, у которых есть дефицит сигналлинга окситоцина, то мы сможем вылечить их с помощью этого гормона», — по словам Karen Parker, поведенческого нейробиолога из Stanford.

Были инициированы несколько обширных клинических испытаний, чтобы проверить эффективность окситоцина и терапий, основанных на применении окситоцина, в лечении расстройств аутистического спектра. Linmarie Sikich, детский психиатр из University of North Carolina возглавляет самое крупное из них. Sikich планирует задействовать 300 пациентов с расстройствами спектра аутизма, возрастом от 3 до 17 лет, и давать им окситоцин или плацебо на протяжении 6 месяцев, после 6 месяцев, в течение которых все будут получать окситоцин.

В отличие от предшествующих исследований, они будут включать людей с широким спектром симптомов – и одна из основных целей является задача нахождения факторов, которые влияют на то, будет ли человек отвечать на окситоцин. Sikich проанализирует множество тестов на когнитивные и социальные функции, а также соберет образцы крови для поиска биомаркеров, таких как уровень окситоцина и его рецепторов, которые ассоциированы с ответом. «Lin действительно пытается создать условия, при которых мы сможем изучать потенциальные эффекты окситоцина и делать это правильно», — по словам Carter.

Однако Carter и другие ученые обеспокоены тем, что родители детей с аутизмом уже используют окситоцин, хотя он еще не был тщательно проверен. «Мы до сих пор не понимаем, как гормон работает, и у нас нет информации, что происходит, когда его назначают регулярно», — по словам Carter. «Это не та молекула, с которой можно играть, назначая ее себе самостоятельно».

Некоторые работы указывают на темные стороны действия окситоцина. Группа Carter обнаружила, что разовая низкая доза, которую назначали детенышам полевок, улучшала формирование пар, когда они взрослели, однако более высокие дозы нарушали это поведение, возможно, потому что он начинал взаимодействовать с другими рецепторами. Кроме того, исследования на человеке показали, что разовая доза окситоцина в определенных контекстах может сделать их более агрессивными по отношению к аутсайдерам и соперникам. А у пациентов с психиатрическим расстройством, известным, как пограничное расстройство личности, окситоцин препятствует формированию доверия и кооперации.

По словам Young область изучения окситоцина только выиграет от коллаборации фундаментальных и клинических исследователей. Если фундаментальные ученые смогут понять, как окситоцин помогает мозгу обрабатывать социальные стимулы, это поможет разработать стимул в форме поведенческой терапии, которые вместе с гормоном будут изменять поведение, так же, как окситоцин и писк детенышей меняют поведение девственной мыши. «Я думаю, что будущее этих двух направлений зависит от их тесной коммуникации», — говорит Young.

Однако, задолго до этого, окситоцину потребуется ребрендинг. «Он не вызывает любви, так же, как и не вызывает огромного доверия», — говорит Guastella. «Наша проблема состоит в том, что мы ищем простого ответа: окситоцин работает или не работает в популяции людей или он вызывает или не вызывает определенный социальный процесс».

Но жизнь не такая простая штука. «Известно, что окситоцин воздействует на нейронные цепи по-разному, он не будет воздействовать на всех одинаково», — по словам Guastella. «Те вещи в биологии, которые мы изучаем, очень сложные».

Перевод: Василий Цветков