Николай константинович кольцов

Примечания[править | править код]

  1. Ещё до Кольцова у нас были школы физиологии животных И.П. Павлова и физиологии растений К.А. Тимирязева
  2. Кольцов первым предложил молекулярные механизмы обоих процессов: матричную гипотезу и понятие об эпигенетических механизмах, изменяющих эту матрицу в соответствии с меняющейся средой. Т.е. стал своего рода «молекулярным Дарвином»
  3. Morange M. The attempt of Nikolai Koltzoff (Koltsov) tolink genetics, embryology and physical chemistry //J. Bioscience. 2011. V. 36. P. 211–214
  4. “Николай Кольцов и молекулярная биология” // Природа. 2015. No 12. С. 78–82
  5. В этом же году он принимал участие в работе IX съезда русских естествоиспытателей и врачей с докладом «Значение хрящевых центров при развитии таза позвоночных».
  6. На Высших женских курсах Н. К. Кольцов познакомился со студенткой Марией Полиевктовной Садовниковой (сестрой будущего академика, химика-органика П. П. Шорыгина), которая в 1907 году стала его женой.
  7. Н. П. Дубинин. Вечное движение. — 1973.
  8. , с. 342.

Перевоспитание вместо уничтожения

После революционных событий советская наука обратилась к евгенике, но под лозунгом не биологического изменения человека, а изменения социальной среды и искоренения пороков и болезней «перевоспитанием».

Уже в январе 1920 года Николай Кольцов создал при Институте экспериментальной ботаники евгенистический отдел, а в октябре – первое евгенистическое общество, в которое вошли антрополог Виктор Валерианович Бунак, психиатр Тихон Иванович Юдин, врач Николай Иванович Семашко, гигиенист Альфред Александрович Мольков и санитарный врач Алексей Николаевич Сысин. В отличие от идеологов большевизма, ученые «смотрели в корень» и горели желанием установить биологические носители передачи наследственной информации и найти пути улучшения генофонда народов России.

Исследовательская работа

Николай Кольцов занимался цитологией и анатомией позвоночных . В 1903 году Кольцов предположил, что форма клеток определяется сетью канальцев, образующих скелет, который позже был назван цитоскелетом . Он видел роль переходов гель-золь в цитоплазме как ключевых механизмов клеточной структуры. В 1927 году Кольцов предположил, что унаследованные черты будут унаследованы через «гигантскую наследственную молекулу», которая будет состоять из «двух зеркальных цепей, которые будут реплицироваться полуконсервативным образом, используя каждую цепочку в качестве шаблона». Кольцов использовал выражение omnis molcula ex molcula (каждая молекула происходит от другой молекулы), основываясь на идее Вирхова, что все клетки произошли от других клеток. Эти идеи подтвердились в 1953 году, когда Джеймс Д. Уотсон и Фрэнсис Крик описали структуру ДНК . Уотсон и Крик, очевидно, не слышали о Кольцове. Американский генетик Ричард Гольдшмидт писал о нем: «Был гениальный Николай Кольцов, наверное, лучший русский зоолог последнего поколения, завидный, невероятно культурный, ясный мыслитель, которым восхищались все, кто его знал». Он также предположил, что электрические силы участвуют во внутриклеточном движении. Он назвал это катафорезом.

Человек – сам себе бог?

В 1923 году Кольцов опубликовал манифест «Улучшение человеческой породы»; ученый призвал науку к созданию советского сверхчеловека – Homo Creator, что значило – Человек Созидающий. Он указал, что разрешение абортов и любое ограничение рождаемости ограничивает генетическое богатство нации и наносит государству ущерб. Призывал сосредоточить усилия ученых на отборе физически сильных, одаренных людей с высокой нравственностью и создать для них такие условия, при которых они могли бы раскрыть таланты и оставить после себя много детей. Каждый «сверхчеловек» должен был зачать не менее 1000 детей. Всерьез рассматривалась и возможность искусственного оплодотворения женщин.

В евгенике Кольцов определил три компонента: антропогенетика – должна была изучать гены и наследственность, антропотехника – воплощать открытия в жизнь, а евгенистическая религия должна была заменить людям идею Бога.

В начале 1920-х годов в каждом журнале СССР были статьи о евгенике, апологеты науки выступали с лекциями, ездили по стране, вели научную работу. В общество Кольцова вступали педагоги, гинекологи, неврологи и криминалисты. Одним из основных направлений стала охрана младенчества и материнства (ОММ), в городах создавались женские консультации, в которых наблюдали за беременностью женщин и пропагандировали грудное вскармливание; аборты были объявлены злом. К ОММ были отнесены гигиена и профилактика болезней среди детей, школьников, студентов и молодежи.

Благодаря работе отдела евгеники Кольцова было предложено ограничить возраст вступления в брак, а жених и невеста должны были в письменном виде информировать друг друга о наследственных болезнях, венерических заболеваниях и случаях туберкулеза в семье.

К середине 1920-х годов ученые развернули компанию по изучению наследования групп крови и распределению их в этнических группах.

Главное – общество!

Однако генетические исследования Кольцова быстро пошли вразрез с идеологией большевизма, объявлявшей, что главное – не наследственность, а среда.

Во второй половине 1920-х годов усилилась критика ученых. Их обвиняли в «буржуазности», в том, что они ставят биологию выше общества, поэтому когда 1930-м году Кольцову нужно было предоставить в НКВД документы для перерегистрации, он не стал этого делать. Общество распалось. Вслед за евгенистическим, распалось общество антропологии. Кольцов был заклеймен «фашистом», а само слово «евгеника» стало употребляться как уничижительное.

Кольцов сосредоточился на развитии генетики, отделения которой планировал открыть в каждой больнице СССР, но его мечтам положил конец «Большой террор», начавшийся в 1936 году. Сталина не устраивали контакты ученых с зарубежными коллегами, а генетика и евгеника были объявлены синонимами фашизма.

Одни ученые сумели уехать из СССР, другие были расстреляны, а Николай Кольцов был затравлен, какое-то время занимался генетикой пушных зверей и умер в 1940 году от инфаркта.

Несмотря на трагически исход, евгеника оказала заметное влияние на законы в СССР – благодаря ей в брак можно было вступать после 18 лет, а в 1936 году был введен запрет на аборты.

биография

Кольцов родился в обеспеченной семье, окончил Московский университет в 1894 году и был там профессором (1895–1911). Он основал и возглавил Институт экспериментальной биологии в середине 1917 года, незадолго до Октябрьской революции . Он был членом Сельскохозяйственной академии ( ВАСХНИЛ ). Он был против царского режима, но после революции выступил против нескольких политик нового правления. В 1920 году Кольцов был арестован как член несуществующего «Антисоветского тактического центра», изобретенного ВЧКа . Прокурор Николай Крыленко потребовал смертного приговора Кольцову (из около 1000 арестованных 67 были казнены). Тем не менее, после личного обращения к Владимиру Ленину по имени Максима Горького Кольцов был освобожден и восстановлен в своей должности в качестве главы Кольцова Института экспериментальной биологии.

Кольцов (сидит в центре) с учениками, гр. 1913 г.

Политика Советского Союза сделала идею генов, частиц, которые гены определяют исход жизни, противоречащей концепции индивидуальной свободы. Идеологи марксизма также объединяли генетиков с евгениками, расистами и фашистами, при этом отдавая предпочтение идеям ламаркизма, продвигаемым Трофимом Лысенко .

Кольцова в биостанции Кропотово, гр. 1930 г.

В 1937 и 1939 годах сторонники Лысенко опубликовали серию пропагандистских статей против Николая Кольцова и Николая Вавилова . Они писали: «Институт генетики Академии наук не только не критиковал фашистскую чепуху профессора Кольцова, но даже не отмежевался от его« теорий », поддерживающих расовые теории фашистов». Утверждалось, что его смерть в 1940 году наступила в результате инсульта. Однако «биохимик Илья Збарский сообщил, что неожиданная смерть Кольцова явилась результатом его отравления сотрудниками НКВД », секретной полиции Советского Союза. В этот же день покончила жизнь самоубийством его жена, ученый Мария Садовникова Кольцова.

Вклад в науку

  • Показал, главным образом на сперматозоидах десятиногих ракообразных, формообразующее значение клеточных «скелетов» (кольцовский принцип), действие ионных рядов на реакции сократимых и пигментных клеток, физико-химических воздействий на активацию неоплодотворённых яиц к развитию;
  • разработал гипотезу молекулярного строения и матричной репродукции хромосом («наследственные молекулы»), предвосхитившую главнейшие положения современной молекулярной биологии и генетики (1928);
  • привнёс физико-химический метод, вошедший в набор основных методов биологических исследований.

При возрождении отечественной биологии важнейшую роль сыграют ученики Н. К. Кольцова. В конце XX века учредили международный проект «Геном человека». В XXI веке его продолжением и развитием стал новый проект — «Эпигеном человека». Цель последнего — изучить метилирование ДНК человека в связи с наследственными болезнями.

Публикации[править | править код]

Монографииправить | править код

  • «Исследования о форме клетки. Часть I. Исследование о спермиях десятиногих раков в связи с общими соображениями относительно организации клетки». 1905.
  • «Исследования о форме клетки. Часть II». 1908.
  • «Организация клетки. Сб. экспериментальных иссл., статей и речей». — М.—Л., 1903—1935.
  • «Памяти павших. Жертвы из среды московского студенчества в октябрьские и декабрьские дни». 1906.
  • «К университетскому вопросу». 1909, 1910.

Статьиправить | править код

  • «Образование новых видов и число хромосом» // Успехи экспериментальной биологии. Т. 1. Вып. 2. 1922.
  • «Генетический анализ психических особенностей человека» // Русский евгенический журнал. Т. 1. Вып. 3—4. 1923.
  • «Улучшение человеческой породы». Пг., 1923.
  • «Влияние культур на отбор в человечестве» // Русский евгенический журнал. Т. 2. Вып. 1. 1924.
  • «Жизнь» // Научное слово. № 9. 1928.
  • «Физико-химические основы морфологии» // Успехи экспериментальной биологии. Сер. Б. Т. 7. Вып. 1. 1928.
  • «Задачи и методы изучения расовой патологии» // Русский евгенический журнал. Т. 7. Вып. 2—3. 1929.
  • «Об экспериментальном получении мутаций» // Журнал экспериментальной биологии. Т. 6. Вып. 4. 1930.
  • «Проблема прогрессивной эволюции» // Биологический журнал. Т. 2. № 4—5. 1933.
  • «Наследственные молекулы» // Наука и жизнь. № 5. 1935.
  • «Структура хромосом и обмен веществ в них» // Биологический журнал. Т. 7. № 1. 1938.
  • «Физико-химические основы морфологии» // Классики советской генетики. 1920—1940. — Л., 1968.

В России своя евгеника

Как пишет в статье «От «звериной» философии к медицинской генетике: евгеника в России и Советском Союзе» автор из университета Торонто Николай Леонидович Кременцов, в имперской России идея евгеники была озвучена в 1784 году, когда свет увидела опубликована статья апологета евгеники Фрэнсиса Гальтона.

Но в стране еще были сильны христианские идеи, и особых дискуссий статья не вызвала, а съезды ученых евгеников за границей вызвали критику. Геоморфолог и анархист Петр Алексеевич Кропоткин указывал, что невозможно рабочих или матерей, которые одни поднимают детей, называть «генетическим мусором» – на самом деле это наиболее приспособленные для выживания люди, не в пример богатым бездельникам и дворянкам, неспособным к материнству. Он же указывал, что психически нездоровые люди склонны к творчеству, и призывал изучать социальные причины болезней. Кропоткину вторил журналист И. В. Шкловский, который писал, что одна раса не может превосходить другую по той простой причине, что на планете нет совершенно чистых рас.

Тем не менее российским ученым пришлась по вкусу сама идея «улучшения» населения, и в науку педагогом Людвигом Крживицким был введен термин «антропотехника» – наука об улучшении человека. На Международном конгрессе евгеники в 1912 году Россию представляли 64 человека. Уже тогда российская наука отказалась от негативных сценариев «исправления» людей – стерилизации, ограничений и убийств, перед которыми не остановились на западе

В России внимание обратили прежде всего на гигиену, улучшение питания, своевременное лечение и профилактику болезней