Кузнецовсергейолегович

Общественно полезный

— В программе значится обсуждение создания городского пространства посредством введения дизайн-кода. Этот свод правил работает на единообразие архитектурного облика. Нужен ли он Москве?

— Если кто-то готов отстаивать необходимость его введения, думаю, что дискуссия может быть острой. На мой взгляд, в масштабах города никакой дизайн-код не нужен. Зачем пытаться всё причесать под одну гребенку? Город прекрасен своим разнообразием. Здесь должны появляться здания качественные, с классной архитектурой, но это не вопрос жесткого регламентирования. А дизайн-код может быть в рамках одного проекта.

— В Москве есть два здания, безусловно, классного архитектора с мировым именем Захи Хадид (речь о комплексе «Пересвет Плаза» на юго-востоке столицы и вилле Владислава Доронина). Авангардный авторский почерк сразу бросается в глаза. Так кому позволено строить то, что им хочется?

— В ближайшем будущем мы ждем реализацию еще двух проектов авторства бюро Захи Хадид — это технопарк Сбербанка в Сколково и станция метро «Кленовый бульвар». Но в целом вопрос непростой. Архитектура — это не только то, как видит художник. Есть те, кто платит деньги, кто формулирует задание. Если заказчик хочет привлечь яркого архитектора с его узнаваемым стилем, он выносит руководству города консолидированную позицию своей команды. Власти с экспертами, членами Архсовета, возможно, с привлечением общественности оценивают, как этот проект вписывается в городское пространство. На прошлой неделе мы таким же образом обсуждали проект реконструкции завода «Слава». В результате дискуссии его отправили на доработку.

Здание Захи Хадид на Шарикоподшипниковской улице появилось, потому что заказчик хотел именно такое строение. И оно, безусловно, украсило этот район, хотя контрастно общей застройке. Мы следим, чтобы в столице была качественная архитектура. Чтобы она не вызывала всеобщее раздражение или отторжение, как некогда было с памятником Петру I. Его лет десять поливали грязью. А сейчас без Петра трудно представить Болотный остров.

В большом городе стопроцентного компромисса не достичь никогда. Мы стараемся избегать очевидно негативных примеров.

В масштабах города

Бизнес-центр Dominion Tower британского архитектора Захи Хадид на Шарикоподшипниковской улице в Москве

Фото: РИА Новости/Рамиль Ситдиков

— Могут ли горожане влиять на то, каким станет город? Или же власти прислушиваются лишь к экспертному мнению?

— Конечно. Эти планы — продукт очень серьезного договора: делового, экспертного, общественного. Если не учитывается чей-то интерес, проект просто не состоится — либо на него деньги не найдутся, либо он будет иметь негативный резонанс. И это его погубит. Мы знаем примеры, когда из-за энергично возражавшей общественности сносились здания.

— Целесообразно ли градоначальникам прислушиваться к мнению москвичей?

— Градоначальники — тоже москвичи, я бы их не разделял. Они реализуют идеи, чтобы улучшить жизнь горожан, представителями которых сами являются. Конечно, диалог — ключевая часть работы.

— Вы знаете такую организацию — «Архнадзор»?

— Это не организация.

— Общественное объединение.

— Важный момент — это не организация и не объединение, а движение. Конечно, я знаю про «Архнадзор».

В масштабах города

Памятник Петру I на Крымской набережной

Фото: агентство городских новостей «Москва»/Кирилл Зыков

— Движение мешает вашей работе или помогает?

— По-разному. Из-за того что это не организация, невозможно оценить его деятельность. Это просто люди с разным уровнем экспертизы, взвешенности позиции. Мы отслеживаем все их сигналы и оценки — какие-то бывают полезны, какие-то спекулятивны и откровенно вредны.

К сожалению, выстроить конструктивную работу с ними не получается. Всё сводится к тому, что это просто некий мониторинг ситуации, за которым полезно наблюдать. Если бы это действительно была организация с какой-нибудь консолидированной позицией, попыткой вести конструктивный диалог, было бы, конечно, намного полезнее для города.

Алевиз Старый. XV – начало XVI столетия

Итальянский архитектор был родом из Милана, потому при дворе царя Ивана III его частенько назвали Алевиз Миланец, а прибыл он в Москву в 1494 году.

Алевиз принимает активное участие в строительстве укреплений Кремля, а именно той части крепости, которую не успел закончить Солари. Основные его сооружения были возведены в западной части, что находится у реки Неглинной.

Последние исследования российских и западных историков установили, что многие церкви и соборы Москвы начала XVI века построены при участии Алевиза Старого в сотрудничестве с новым архитектором, также прибывшим из Италии.

3

Фёдор Осипович Шехтель. 1859–1926

В российскую архитектуру Фёдор Осипович вошёл как яркий представитель стиля модерн, а также как автор смелых проектов синтеза готики и неповторимого русского стиля.

Осуществив свою мечту стать архитектором, он приступает к реализации своих замыслов, и первый заказ получает от Саввы Морозова, возведя особняк для его жены. В таком же романтическом стиле был возведён и дом С. Рябушинского. Особняк московского коммерсанта, возведённый на рубеже веков, считается лучшей работой архитектора.

Строения Шехтеля по праву входят в Золотой фонд московской архитектуры, и стали настоящим украшением как старой, так и современной Москвы.

16

Может вносить предложения, но не может решать

Один из выступающих заставил участников встречи улыбнуться, зачитав инструкцию по правам главного архитектора: тот имеет право «взаимодействовать», «запрашивать», «проводить совещания», «вносить предложения» и так далее. В инструкции отсутствует слово «решать».

— Главному архитектору даже не разрешается написать «согласовано», только «рассмотрено», — кипятились архитекторы — участники дискуссии. — Ну что это за полномочия!

Директор Института региональных исследований и городского планирования Ирина Ильина выделила такую «беду» главного архитектора, как жесткая привязка к тому, что диктует инвестор. Между тем в идеале архитектор должен быть главным человеком в городском планировании, его взгляд устремлен в будущее. К нему должна прислушиваться элита городов.

А вот экс главный архитектор Москвы Александр Кузьмин полон оптимизма. Он убежден: для того чтобы продвинуть какой-то значимый проект, нужно заручиться поддержкой правительства области или каких-то общественных сил. Когда реновировался город Билимбай в Свердловской области, команда архитекторов получила поддержку казачества Урала. В итоге все проблемы решались легко, без напряга.

Доколе архитектору чувствовать себя Петрушкой в прихожей у инвестора

Кадровая статистика по регионам на сегодня такова: из 72 регионов России в 52 регионах главный архитектор теперь напрямую подчиняется губернатору, в 13 — от такого прямого подчинения отказались, в 9 — решение пока не принято, а в 4 — главного архитектора просто нет!

Кроме того, как выяснилось, даже там, где переподчинение главе региона состоялось, проблема «бесправности» архитектора так и не решена окончательно.

— От главного архитектора по-прежнему мало что зависит, — призналась руководитель управления архитектуры и градостроительства Воронежской области Марина Ракова. — Может быть, поэтому так трудно найти достойного человека на эту должность.

Главный архитектор Пензенской области Леонид Иоффе сравнил главного архитектора с хирургом без скальпеля:

— Я подчиняюсь напрямую губернатору, но окончательное решение по проектам все равно принимают другие люди, — сетует Леонид. — Именно поэтому пришло решение о необходимости создания Института территориального планирования, чем я сейчас у себя в области и занимаюсь.

Архитектор с большим опытом работы в регионе, бывший главный архитектор Евпатории Алексей Комов высказался еще более резко:

— Главный архитектор сегодня — это Петрушка в прихожей более влиятельных и «весомых» игроков.

Тем не менее, по мнению Алексея, нужно пытаться преодолевать обстоятельства. А в своей работе не забывать о нуждах человека: мало снести какую-то устаревшую застройку, нужно создать на ее месте достойное пространство для жизни. Такое, которое позволило бы людям комфортно существовать, иметь возможность где-то работать. Необходимо принимать новые правила благоустройства, какие-то городские архетипы.

Осип Бове. 1784–1834

Джузеппе Боффа, так звучит настоящее имя прославленного архитектора, вошёл в историю российской архитектуры как главный автор проектов восстановления и перепланировки Москвы после Отечественной войны 1812 года.

Именно по его уникальным проектам в центре Москвы был разбит великолепный Александровский парк и возведено здание Большого театра, сгоревшего в 1853 году. Кроме того, возвёл в Москве множество храмов, среди которых стоит отметить церковь Большое Вознесение, что у Никитских ворот.

Кстати, на нашем сайте TopCafe.su есть интересная статья о самых больших храмах мира.

Московский манеж, возведённый по проекту Августина Бетанкура, был украшен Осипом Бове прекрасным фасадом в стиле ампир.

10

Почему тендеры выигрывают чужаки

Главный архитектор Комсомольска-на Амуре Игорь Курносов посетовал на несправедливые тендеры, которые проходят в регионах.

— Сегодня на развитие города Комсомольска-на-Амуре, например, выделено 52 млрд рублей, — рассказывает Игорь. — Проектный рынок предполагает использование ресурса местных проектировщиков. На деле же на тендеры хлынули «чужаки» — проектные организации из других регионов, которые у себя дома по каким-то причинам оказались невостребованными (из-за низкой квалификации, например). В итоге тендер выигрывают именно они, умело демпингуя. А потом местные власти хватаются за голову. Чужаки проектируют так, что хоть плачь: без учета местного колорита, местных особенностей.

биография

  • 1977 — родился в г. Москва, Россия.
  • 1984–1994 гг. — учеба в средней школе № 329.
  • 1995–2001 гг. — учеба в г. Московский Архитектурный Институт, Кафедра жилых и общественных зданий, диплом архитектора.
  • 2000 г. — партнер и генеральный директор архитектурной студии «СЛК-Проект».
  • 2003 г. — партнер и генеральный директор архитектурной студии «С.П.Проект».
  • 2006 г. — бюро «С.П.Проект» вошло в объединение «РЕЧЬ Чобан и Кузнецов».
  • с 2006 по 2012 год — управляющий партнер архитектурного объединения «SPEECH Tchoban & Kuznetsov» в Москве.
  • 2008 г. — соучредитель архитектурного журнала Speech :, совместно с Сергей Чобан.
  • 2010 г. — участник проекта «Фабрика Россия» по выставке Павильона России на 12-м. Венецианская биеннале архитектуры.
  • 2012 — содокуратор выставки i-city / i-land Сколково, проект российского павильона на 13-м Венецианская биеннале архитектуры. Павильону было присвоено особое упоминание.
  • 2012 г. — назначен главным архитектором Москвы — первым заместителем председателя комитета по архитектуре и градостроительству города Москвы.
  • 2013 г. — назначен председателем Архитектурного совета Москвы.
  • 2014 г. — назначен председателем градостроительного совета Фонд Сколково.
  • 2014 г. — почетный профессор Московского архитектурного института (МАРХИ).

Постник Яковлев и Барма. XVI столетие

Долгое время историки считали, что это один и тот же человек, и только в 1895 году нашли летопись, в которой сообщается, что Бог даровал Ивану Васильевичу двух чудных зодчих.

Постник и Барма были привезены в Москву и возвели по личному велению царя один из красивейших на сегодня соборов мира Собор Василия Блаженного, называемый также Собор Покрова Пресвятой Богородицы на Рву. Перед красивейшим собором стоит памятник Минину и Пожарскому — первый памятник, установленный в Москве в 1818 году.

Существует легенда, признанная многими учёными, что зодчие после выполнения работы были ослеплены, дабы не повторить подобное архитектурное творение.

5

Выставки

  • 2006 — АРХ Москва в Москве, Россия
  • 2008 — MIPIM в Каннах, Франция
  • 2010 — «Фабрика Россия» на XII Архитектурной биеннале в Венеции, Италия.
  • 2012 — Глаз архитектора в Милане, Италия
  • 2012 — i-city / i-land в Венеции, Италия
  • 2013 — Золотая река в Cortile d’Onore в Италии
  • 2014 — «Новая Москва — Новая Москва» в галерее Aedes в Берлине, Германия.
  • 2014 — U_cloud в Милане, Франция
  • 2014 — МОСКВА: городское пространство. Сопутствующее мероприятие 14-й Международной архитектурной выставки — Венецианская биеннале
  • 2014 — Все об Италии! Архитектурная графика XVIII — XXI веков в Третьяковской галерее в Москве, Россия

Леонид Ильич Баталов. 1913–1989

Родившись в Москве, 6-летний Леонид Баталов после революции 1917 года оказался с родителями в Саратовской губернии, но после окончания института коммунальной архитектуры в Ленинграде, вернулся в столицу.

Главный архитектор Останкинской башни был искренне влюблён в своё дело. По его проектам возвели здание аэровокзала на Ленинградском проспекте, и множество других зданий, украсивших главный город страны.

Долгие годы работал в соавторстве с Дмитрием Бурдиным, который возвёл знаменитые «Красные дома» по улице Строителей.

Кстати, о самых красивых жд вокзалах мира вы можете прочитать у нас на сайте TopCafe.su.

Цитаты

«Не архитекторы создают города и архитектуру; это граждане, независимо от модели правления.”
«У Москвы большой потенциал. Это богатый и успешный город. И наша задача — направить эту энергию в позитивное русло.”
«Москва должна стать городом в полном смысле этого слова. Город — это стиль жизни

Вы живете в доме, который должен отличаться от других домов: у вашего дома должен быть красивый двор; ваша улица должна давать возможность сходить в кафе, ресторан, магазин на углу или пообщаться любым другим способом.”
«Нам невозможно стать более теплым городом, но мы можем стать более привлекательными и гостеприимными.”
«Возможность провести конкурс и реализовать проект на таком важном для Москвы участке, как Зарядье, выпадает раз в жизни. Я рад твердому отношению мэра Москвы Сергея Собянина

Международные конкурсы становятся обычным явлением для Москвы, и через них мы выбираем действительно великие проекты, которые при реализации могли бы достичь мирового уровня. Только так Москва может войти в число мировых архитектурных столиц. Цитата о городе для людей, общественных местах и ​​т. Д.”

Город болен? Приглашайте доктора. Архитектурного.

В пику жалобам главных архитекторов на свою судьбу директор «Центра градостроительных компетенций» Ирина Ирбитская предложила абсолютно новый подход к самой функции «главного архитектора». Она считает, что малым российским городам нужен не столько «главный по архитектуре», сколько «доктор», «санитар», к которому обращаются за рецептами выживания.

Малым российским городам порой не до стратегий развития. Денег в бюджетах там практически нет, а порой нет и нормальных дорог. Городской транспорт дышит на ладан. Лопаются от старости инженерные сети.

Таким городам не помогут столичные консультанты, которые «вояжируют» по провинции и со своих столичных высот дают советы, которыми город, из-за отсутствия средств, не сможет воспользоваться. Здесь нужны те, кто вытянет их из пропасти. И тут, по мнению Ирины, могут помочь проектные лаборатории, которые будут перемещаться по городам, исследовать текущую ситуацию и «назначать лечение».

Вопрос спорный, но рациональное зерно в размышлениях Ирины Ирбитской, безусловно, есть.

Вывод из дискуссии оказался не таким уж предсказуемым: не важно, кому непосредственно подчиняется архитектор, важно, в каких случаях архитектор имеет право принимать самостоятельное решение. Практика таких решений должна быть закреплена в готовящемся законе «Об архитектуре»

Елена МАЦЕЙКО

Кстати:

Подискутировали участники встречи и о том, нужен ли главный архитектор РФ? Что интересно, многие высказались за. Оно и понятно. Полезно, если появится такой человек, который будет видеть ситуацию в целом: в мегаполисах и малых городах, в процветающих и дотационных регионах. Может быть, и «рецепты» для оздоровления градостроительной ситуации станет выписывать легче.

Матвей Фёдорович Казаков. 1738–1812

Один из любимых архитекторов императрицы Екатерины II по её властному указу практически полностью перестроил центральную часть Москвы.

Яркий представитель русской псевдоготики, был одним из первых российских архитекторов, кто предложил идею типовой застройки. К сожалению, многие архитектурные творения Казакова пострадали в ходе пожара 1812 года, и были перестроены в последующие периоды.

Пожалуй, главным его творением, историки считают Дом Благородного собрания, проект которого он разработал совместно с Алексеем Никитиным и Александром Мейснером.

Кстати, о самых готических местах Москвы мы писали в одной из своих статей.

8

Муниципалитеты: «Ау, архитекторы!

Затронули главные архитекторы и еще одну важную тему. Сегодня, когда запущена программа «Жилище», включающая колоссальный блок по благоустройству общественных пространств и дворов, муниципалитеты просто теряются. У чиновников не хватает квалификации, которая помогла бы им провести грамотное благоустройство. Лучшее, что они могут придумать, — это дополнительные лавочки, детские площадки, качели, клумбы, тротуарная плитка. А подсказать им, какие сейчас существуют тренды, некому: во многих муниципалитетах архитекторы просто отсутствуют.

Получается, те огромные деньги, которые выделены на благоустройство, могут быть потрачены зря. Необходимо срочно решать проблему архитектора на уровне муниципалитета. «Главных архитекторов нужно готовить! Как космонавтов», — озвучил наболевшее Алексей Комов.