Стивен манн: теория хаоса и стратегическое мышление

Аннотация

«Хаос. Создание новой науки» – мировой бестселлер американского журналиста Джеймса Глика, переведенный более чем на два десятка языков, в котором он рассказывает историю возникновения науки о хаосе. Начав со случайного открытия метеоролога Эдварда Лоренца, пытавшегося создать модель долгосрочного прогноза погоды, Глик последовательно реконструирует всю цепочку внезапных озарений и необычных экспериментов, которые привели ученых к осознанию, что существуют еще неизвестные им универсальные законы природы. Глик не только рассказывает историю рождения новой науки, но и размышляет над тем, каким образом происходит научный прогресс и какова в нем роль безумных гениев, занимающихся поисками нестандартных решений вопреки имеющемуся знанию.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Скачать или читать онлайн книгу Хаос. Создание новой науки

На этой странице свободной электронной библиотеки fb2.top вы можете ознакомиться с описанием книги «Хаос. Создание новой науки» и другой информацией о ней, а затем начать читать книгу онлайн с помощью читалок, предлагаемых по ссылкам под постером, или скачать книгу в формате fb2 на свой смартфон, если вам больше по вкусу сторонние читалки. Книга написана автором Джеймс Глик, является частью серии Книги политеха, относится к жанру Научная литература, добавлена в библиотеку 10.12.2020.

С произведением «Хаос. Создание новой науки», занимающим объем 357 печатных страниц, вы наверняка проведете не один увлекательный вечер. В онлайн читалках, которые мы предлагаем посетителям библиотеки fb2.top, предусмотрен ночной режим чтения, который отлично подойдет для тёмного времени суток и чтения перед сном. Помимо этого, конечно же, можно читать «Хаос. Создание новой науки» полностью в классическом дневном режиме или же скачать книгу на свой смартфон в удобном формате fb2. Желаем увлекательного чтения!

С этой книгой читают:

  • Путешествия во времени. История — Джеймс Глик
  • Об истине — Гарри Франкфурт
  • Культуры городов — Шарон Зукин
  • Urban commons. Городские сообщества за пределами государства и рынка — А. Томпсон, Мартин Швегман, Даниэль Опазо, Матиас Науман, Агнесс Мюллер, Мануэль Лутц, Тобиас Кутлер, Бриджит Кратцвальд, Маркус Кип, Анжела Йэн, Хаджими Имамаса, Диди Хан, Мэри Делленбо, Игнасио Уллоа, Майкен Бьеньек, Росс Беверидж, Тобиас Бернет, Серн Беккер, Иво Балмер
  • На службе у войны: негласный союз астрофизики и армии — Эвис Лэнг, Нил Тайсон
  • Музыкальный инстинкт. Почему мы любим музыку — Филип Болл
  • Конец всего. 5 сценариев гибели Вселенной с точки зрения астрофизики — Кэти Мак
  • Эта странная математика. На краю бесконечности и за ним — Дэвид Дарлинг, Агниджо Банерджи
  • Астрофизика начинающим: как понять Вселенную — Грегори Мон, Нил Тайсон
  • История мировой цивилизации — Герберт Уэллс

Глава 1 На краю Обрыва

Ветки, ветки, они бьют меня по лицу, я бегу сквозь этот лес, спотыкаясь, и едва не падая, пытаясь скрыться от этих существ. Кажется, что они везде и повсюду только ждут момента напасть и разорвать меня в клочья. И этот лес – деревья, что окружают меня, будто подыгрывают им, каждая ветка колит, оставляя рану, их уже не счесть. И в очередной раз я пробиваюсь сквозь этот лес и, оказавшись на краю в двадцати метрах на землей, там, где кончается земная твердь и начинается отвесная скала. Стоя прямо у самого края уставший от этой борьбы, взирая эту в бездну. – Знаете это чувство когда стоишь у самого края, так и тянет прыгнуть в низ, так вот у меня его нет.

Раздался дикий рев, и монстры меня нагнали они вот вот вырвутся из чаши, готовые растерзать меня, но я не дам им этого счастья. Я уже не боюсь, хотя откровенно говоря, и раньше не боялся смерти, даже когда-то так безудержно ее искал. Я стаял на этом возвышение сзади меня были лесная чаща, по краям обрыв прямиком вниз, который заканчивался острыми, как лезвия опасной бритвы, скалами обширно раскинутыми там. Отсюда нельзя было выбраться, единственный путь был через тех тварей, что охотились за мной. И кинув последний взгляд с этого огромного склона, на котором мне судьбой, оказалось, быть, я осмотрел этот неприветливый мир, два ярко алых солнца, что пылали на небосводе и этот казалось заполонивший всем лес, внизу. Этот зеленый и его оттенки цвет разбавляло лишь небо, и тонкая река, что словно вена питала его, простирающаяся к самому горизонту, и заканчивающаяся далеко за ним. Я смотрел на все этот как мне казалось в последний раз, эти адские гончие начали выходить из чащи, потихоньку неспешно, шаг за шагом, будто наслаждаясь этим моментом. Они никуда не спешили, их лапы, ступали на землю едва слышно, но я слышал их дыхание. И стоя там, на краю я уже знал, что они сзади, так же как и он знают, что я в курсе. Они медленно вышли из кустов на открытое пространство тем самым явив себя миру, и остановились. Я повернулся к ним, и мы пристально посмотрели друг другу в глаза. Плащ что развивался на меня, вернее его остатки, вслед за ветром сдуло вправо, оголив его подол под которым скрывался кольт.

Эти псы, да эти псы, самое емкое и понятное определение этим тварям это адские гончие, они были двух метров высотой и пяти в длину, их глаза буквально пылали огнем, не зависимо от времени суток. Их тела не были покрыты шкурой, вернее это были практически шипы, которые буквально росли из их плоти, может это причиняло боль и поэтому они были столь яростны, не знаю. Но одно знаю точно никому не удавалось уйти от них…

Они кинусь на меня все те два пса, что вышли из чащи, я вскинул руку и произвел выстрелы. Последовал всхлипа и два пса рухнули вниз, но скорость что они набрали, была столь высока, что мёртвые тела проскользили по земле остановившись только у моих ног. Ствол еще дымился, затвор находился в крайнем положении, последние две пулы были выпущены. Гильзы лежали рядом с телами этих существ, я повернулся к обрыву и посмотрел вниз, а после и вдаль, туда за горизонт. Но вновь раздался этот рев там, в глубоко в лесу. Обернувшись на звук, я посмотрел туда в глубину, туда, откуда шел этот рык, я в точности ждал, что меня ожидает. Нажав на скобу на пистолете, что вернула затвор обратно, я возвратил кольт в кобуру, оружие, что стало бесполезным в этом мире. Ветер усилился он дул мне прямо в лицо, я распростёр руку вбок и слегка назад, поднял голову и закрыл глаза, как делают люди молящую бога или служащие музыку природы, и один их потоков сделал то на что я рассчитывал. Он ударил меня своей волной и, сорвав с меня остатки плаща, унеся дальше, а остатки этой одежды унеслись вместе с ним. Я открыл глаза сделал пару шагов вперед, поравнявшись с мертвыми монстрами, снова взглянул в чащу, звук, шедший от туда усилился, что-то шло на меня, с каждой секундой приближаясь ближе и ближе. Готовое разорвать меня, но я был готов к этому, я сделал еще шаг, расставил руки и вырвал из каждого из монстров по шипу с их спин. Раздался громкий рев, словно это существо почувствовало, осквернение тел, но это меня несколько не испугало, а наоборот предало сил. И следующую секунду, что есть мощи, я рванул на встречу с ним в эту чащу, всего с двумя шипами, что были у меня в руках.

– Только на самой грани ты понимаешь кто ты? – Правда, не все могут рассказать, что они поняли…

Научные модели

Чтоб как-то совладать со сложностью природных явлений — к примеру, климата, — ученые создают модели — упрощенные аналоги реальных явлений, позволяющие обнаружить и математически описать те или иные закономерности. Принято считать, что поведение моделей детерминировано: будущее состояние модели может быть полностью выведено из ее нынешнего состояния на основе математических закономерностей. Этот процесс может проходить через множество итераций — повторений, каждое из которых будет использовать результаты предыдущей итерации как исходные данные, позволяя делать все более и более долгосрочные прогнозы.

Именно таким методом пользовался Лоренц в 1961 году. И всего через несколько итераций программа выдала два совершенно разных результата на основе одних и тех же исходных данных, поставив под сомнение всю методологию. Модель, очевидно, повела себя непредсказуемо и произвела случайный результат: она продемонстрировала — хотя такой терминологии тогда еще не существовало — хаотическое поведение.

Чайки и бабочки

Почему симуляция Лоренца повела себя хаотически? Уравнения, используемые в предсказании погоды, описывают изменение некоторых существенных параметров, таких как температура, влажность, скорость и направление ветра. Важная особенность всех этих параметров в их взаимозависимости: например, уровень влажности зависит от температуры, а температура, в свою очередь, — от влажности.

В математических терминах это означает, что переменные являются функциями самих себя, и отношения между ними описываются нелинейными уравнениями, то есть на графике эти уравнения невозможно представить в виде прямой.

Одно из важнейших свойств системы нелинейных уравнений — чувствительность к начальным условиям, которая так удивила Лоренца в 1961 году. Позже он доказал, что эта чувствительность не зависит от сложности, поскольку проявляется и в более простых моделях (например, конвекции), которые описываются всего тремя нелинейными уравнениями. В 1963 году один из коллег метеоролога заметил, что если идеи Лоренца верны, то «чайка одним взмахом крыла может изменить погоду во всем мире». К 1972 году живое существо, способное нарушить баланс в атмосфере, стало еще меньше — вышедшая в этом году статья Лоренца называлась «Может ли взмах крыла бабочки в Бразилии вызвать торнадо в Техасе?». Так появился «эффект бабочки».

Глава 3 2574

Сколько человек может прожить без воды, еды, не знаете? Без воды три дня, а вот без еды, зависит от человека, но все это лишь биология, интереснее другое, сколько человек может прожить один, и верно ли будет называть его потом человеком, или это существо настолько лишиться всех социальных навыков, что просто перестанет им быть? Да вы можете лишить еды, воды, но если лишить нас простого общения, социума к которому мы привыкли, пройдет немного времени и мы перестанем быть людьми. Вы в это не верите, значит, вы очень и очень наивны!

Нас делает мир, в котором мы живем, одновременно с этим и мы изменяем его, но так ли это? или все же мы лишь порождение этого мира, замкнутой системы, в которой обитаем, настолько безумной, что не можем повлиять на глобальные законы, по которым он работает, или же можем? Но что если ты чужой в этой системе, сможет ли она сломить тебя, или ты сломишь ее, хмм оба ответа неверны. Не произойдет ничего из этого, ты не победишь ее, так же как если ты настолько крепок она тоже не сможет сломать тебя. Есть только один выход, произойдет симбиоз, ты изменишься и она то же, нет, не произойдет глобальных подвижек в ней, но то маленькое что измениться, этого будет достаточно, и следом ты и ты уступишь. И вот спустя время оба столь неприменимых противника, сражающиеся друг с другом на всех фронтах, в битвах которым кажется не будет конца, остановится на мгновение, но его будет достаточно для того что бы осознать что они оба поменялись, и стали лучше чем были. Один посмотрит на себя, а другой словно увит себя в зеркале, и эти силуэты, отличавшиеся, когда то кардинально, настолько что не имели не одной похожей линии, они стали похожи. И когда это произойдет мир и мы станем лучше, сильнее… И ты уже не будешь врагом этого мира, а станешь его частью, а он твоею.

Я даже не помню тот момент, когда это произошло. Я столько раз менялся, казалось я прожил сотни жизней, был сотней людей, каждый со своей историей и судьбой, не знаю, что это было, прошлые жизни или прошлая жизнь. Но я стал, манятся, вернее нечто давно забытое вернулось ко мне, годы, десятилетия, что были стерты, люди поступки, улыбки голоса все это вновь возникло, нет, я не становился снова тем писателем, нет. И собой уже не был, я стал нечто иным смесью этих двух людей, тем, кем всегда хотел быть, и как же долго занял этот путь.

И сидя там на этом богом забытом куске планеты, с обилием чудовищ, без сил, и надежды на чтобы то ни было, я нашел себя. Удивительно как в темноте мы видим свет, как боль перерастает в нечто иное, как нечто ужасно тяжелое и неподъемное, становиться тем без чего мы немыслим свое существование дальше, несмотря на то, что очень и очень трудно. Как нам хватает сил делать все это несмотря ни на что!

Можно прожить огромное количество лет и так и не увидеть ничего, правильно это или нет, не мне судить. А можно сгореть в пламени все за несколько оборотов планеты вокруг светила. Я прожил долгую жизнь, наполненную всем и когда думал что мой срок уже вышел, мне была уготована совершенно иная учесть.

Описание книги «Торговый хаос»

фрактальной геометрией

Книга «Торговый хаос» освещает вопросы выгоды, которую получает трейдер при торговле и инвестировании. Также в книге рассматриваются инструменты для использования методики теории хаоса, даются определения таким понятиям, как «волновая теория Эллиота», «индекс облегчения рынка», «фрактальный старт».

После знакомства с “Торговым хаосом”, читатель поймет, что многие традиционные методы изучения рынка устарели и их можно отсеять в своей работе.

В своей легендарной книге, ставшей бестселлером, автор пишет так: «Теория хаоса – это новый взгляд на рынок. Она позволяет нам увидеть основную структуру, которая управляет поведением рынка. При этом также устраняется двусмысленность, вытекающая из прогнозов теории волн Эллиота».

Скачать книгу «Торговый хаос»

  1. Скачать полную версию книги Билла Вильямса «Торговый хаос» в форматах Fb2, Fb3, ePub, PDF, Mobi и других (более 9 форматов) или читать онлайн можно прямо здесь.

  2. Читать онлайн «Торговый хаос: Увеличение прибыли методами технического анализа» советую в самой удобной читалке, которой сам пользуюсь. Здесь можно очень красиво и удобно настроить шрифты, отступы, цвет и яркость, переключаться с текста на аудиокнигу и обратно, а также получить другие книги по теме.

  3. Если вы любите чувствовать и держать книгу в руке, то лучше купить «Торговый хаос» Билла Вильямса в бумажном экземпляре в самом выгодном магазине book24 на этой странице. Быстрая доставка в любой регион России.

Пять важных правил торговли по Биллу Вильямсу

Каждому трейдеру необходимо очистить ум и изгнать устаревшие идеи, которые касаются торговли. В этом помогут Пять Терминаторов Священных Коров – так эти правила называет автор книг «Торговый хаос» 1 и 2 Билл Вильямс.

  1. Не прислушивайтесь к популярным экспертам. Те люди, которые пишут о финансах, знают о рынке не больше вашего. Если вы действительно разбираетесь в торговле, вы зарабатываете огромные деньги и не пишите о рынках. Журналистам платят за слова, а не за правду.
  2. Нет такого явления, как бычий/медвежий консенсус. О таком консенсусе говорят на телевидении и в СМИ, но это не может быт правдой. Рынок прекрасно справляется со своей работой, его основная задача – сделать так, чтоб не допустить бычьего или медвежьего уклона.
  3. Нет никакой перекупленности или перепроданности. Рынок уничтожает любую подобную ситуацию за секунды до того, как трейдер сможет заметить ее на своем экране.
  4. Многие предложения по управлению капиталом неэффективны. Необходимо прочувствовать движение рынка и найти свою стратегию в соответствии с ним. Все остальное находится далеко от фактического поведения рынка.
  5. Популярные формулы успешной торговли недействительны. Что говорит рынок? «Покупайте дешево, продавайте дорого, торгуйте в направлении тренда». Это неверный подход. Вы находитесь на пути тренда, покупая дешево и продавая дорого, но никак не идете попутно ему.

Глава 4 ЖЖ Мир до сотворения или На чаше весов

Политика – мне всегда не нравилось это слов, так как оно не честное, не оторжавеет всего того что на самом деле делает человек что занимается ее. Но с другой стороны описание всего спектра займет около полутра страниц, половина из слов в которой будет бранными, или вовсе нецензурными, так что термин политика относительно верен. Да это так, этим делам заняты, кажется все: идеалисты, прагматики, реалисты и еще куча названий подобных тем, что выше, каждый из них приносить что-то свое, но от этого это дело не становится чище и благороднее. И действительно необычайно грустно за тех кто, знает, что одним росчерком пере или словом может сделать нечто прекрасное или ужасное. Да вы не ослышались мне жаль тех немногих, что будут чувствовать свою ответственность за свои действие. Их необычайно мало, но именно они ведут нас к свету, или же затягивают в темноту?

Я видел, кажется все в разных мирах, разных существ, языки формы, окружение – все было разное, но суть одна и та же. Персонажи как актеры в пьесе менялись от года к году, но сам текст оставался, не изменен. Но здесь в этом мире, буквально с самого начало все было по-другому. Сначала маленькие сюрпризы, детали, а потом все это переросло в нечто иное, в то, что я никогда не видел прежде. Даже в такой, казалось бы, уже давно написано истории как это политика, было то, что меня удивляло.

Да хоть и внешние атрибуты были такими же как и везде, внутри были все по другому. Дьявол кроется в деталях, неправда ли? И вот что я вам скажу Дьявола тут было предостаточно. Я непросто удивлялся, я поражался как так, казалось нелогичные вещи, принимались в самых трудных исторических моментах, и вот что парадоксально они работали, спасали положение, людей целые города. У меня была простая миссия разузнать, как проходить эксперимент, понять, наконец, как они думают и найти ответ, что наполняет их жизнью, даже в самые трагические моменты. И вот что удивительно я не справился, как не знаю, но незаметно для себя вдруг осознал что изменился, стал похожим на них, и пустота исчезла. Я не знаю, как и что стало тому причиной, но вот что тогда осознал, – не хочу быть тем, кто будет повинен в смерти этого мира и тогда я – Артур, сделал этот поворот перестал быть Серым. Разорвал все контакты, удалил себя из базы и отсрочил кончину этого мира стерев координаты, это дало ему порядка несколько сотен лет, как я полагал.

Впервые за долгое время, я почувствовал что живу, не существую, а именно живу, принимаю, осознанные решение, не руководствуясь инстинктами, а думаю, взвешиваю. Это чувство, сомнений, страх совершения ошибок вернулся ко мне, и вот что парадоксально я был в восторге от этого. Вот что удивительно но мне просто нахватало слабостей, да да слабости что бы почувствовать себя сильнее, сомнений что быть наконец уверенным, страха чтобы стать бесстрашным

Да наверно именно тогда я понял наше главное отличия друг от друга, гармония вот оно, у них все было в балансе, «белого» и «черного» было в одинаковых пропорциях, а мы были дизбалансированны и неважно какая из чаш превалировала, полнота картины была утеряна

Глава 2 Величайшее проклятие

Удивительно, но стоит нам оказаться на краю жизни, или смерти как мы начинаем, задумывается о сути этой самой жизни! Что она значит для нас, что это на самом деле величайшая загадка без ответа, или нечто иное? Дар, что с послан на нас богами или богом, а может просто самое изощрённое из наказаний, что придумал сатана? Так что это? Стоит задуматься об этом, представить на несколько секунд, взглянуть на свою жизнь и жизни сотен других с другого угла и ответ будет не тот, что хотелось бы нам услышать. Вы сейчас отрицаете это, бьете себя в грудь начинаете приводить аргументы, что не так, но так ли это? И если бы у вас был выбор, вы точно захотели прожить именно такую жизнь, или хоть какую-то иную, зная хотя бы маленькую толику всего того, что вас ждет? Так что величайшее зло, началось еще до того как оно обрело сознание, даже до момента как его глаза узрели свет, оно было создано, а впрочем вы знаете…

Замечательно, не правда ли, но я понял это довольно давно, потом забыл, а сейчас снова вспомнил. Не знаю как вы, но сейчас я не приму не одну из сторон, слишком уж этот мир стал странным. Нет, я не говорю что в тех словах нет правды, она есть и еще какая просто как всегда она немного сложнее, запутаннее, она простирается между черным и белым; добром и злом. Как это, да очень просто если что-то создано для одной цели, это вовсе не означает что оно не может работать совершенно для другого, а если еще проще то, созданное во тьме не обязано служить ей. Я тому ярчайший пример!

Интересно, что все это я понял там, на краю смотря куда-то вдаль, за горизонт, где кончается лес и начинается небо. Этот мир был чужд мне, ровно настолько на сколько я ему, может поэтому он и вернул часть того что я потерял, и отнял другое. Но я не был зол на него за это, скорее наоборот. Этот мир с его монстрами и противоречиями, был ровно таким, каким должен быть. Он был похож и отличался ровно, на столько что бы я мог, наконец, узреть, что наш дом не был домом, мы не были собой, правда была не полной, а ложь всегда была намного больше, чем могли представить даже в самых буйных фантазиях. Все это стало возможным благодаря одной простой детали – иридий, ха-хааххаахахах его было слишком много в атмосфере и из-за этого я и лишился части сил, но благодаря ему я и понял нечто большее. Как говориться, что нас не убивает, делает нас сильнее, в моем случае это совершенно верно и в прямом и переносном смыслах.

Там на этом куске земной коры я понял нечто удивительное, по крайне мере для меня, я вспомнил кто я, кем был, нет, я не забыл, кем я стал-нет я вспомнил кто я, можно сказать я переродился, но обо всем последовательно…

Вам случалось разговаривать с самим собой. Нет, я не говорю о разговорах напротив зеркала, глядя в отражение

Нет не репетиция роли или важной речи, нет моя речь совершенно о другом. Я о том, когда говоришь не обязательно в слух, вещаешь речи у себя в голове, словно за разных людей, и там в этой полемики вдруг рождается ответы что были тебе нужны

Вот о таких вещах я говорю. Как в пылу эти образов не потерять себя, не сойти с рельс, и не потеряться в пучине собственного разумом, как не загнать себя в ловушку, что ты сам воздвиг? Кажется, что эти вопросы просто смешны, но в ситуации, когда твоим собеседником являться лишь образы в твоей голове, это становится очень и очень опасным занятием. Так как не сойти с ума, все да банальности просто, надо знать, зачем ты здесь, как попал, куда ведет твой дальнейший путь и самое главное поменьше думать об этих вещах!

Порядок из беспорядка

«Оказывается, за фасадом порядка может скрываться пугающий хаос, — заметил американский ученый и писатель Дуглас Хофштадтер в 1985 году, — а внутри хаоса все равно скрывается пугающий порядок». Хаотические системы непредсказуемы, но это не значит, что их нельзя описать. Они вовсе не беспорядочны в обыденном, бытовом смысле. Уже в 1963 году простая модель конвекции, предложенная Лоренцом, показала поразительную упорядоченность: ее графическим выражением оказался дивной красоты абстрактный рисунок, напоминающий крылья бабочки, линии которого никогда не повторяются и не пересекаются. «Аттрактор Лоренца», как позже назвали изображение, стал первой из многочисленных топологических моделей хаотических систем, в которых плоскости складывались и растягивались, воспроизводя поведение и траекторию нелинейных систем. В 1970 году Бенуа Мандельброт и его коллеги разработали новую — фрактальную — геометрию, в которой появление порядка из хаоса демонстрируется нерегулярными фигурами, имеющими свойство самоподобия — их нерегулярность повторяется независимо от масштаба.

Лоренц заключил, что долгосрочное прогнозирование погоды может быть в принципе невозможно, но этим выводы из теории хаотического поведения систем отнюдь не ограничиваются. Сложная система взаимозависимых факторов, определяющая климат, не уникальна — большинство и физических, и биологических систем имеют такой же характер, они описываются нелинейными уравнениями, и, следовательно, их модели будут неизбежно демонстрировать хаотическое поведение. Теория хаоса распространилась на множество научных дисциплин, связанных лишь присущей предметам их изучения беспорядочностью: турбулентность в динамике жидкостей, флуктуации в динамике популяций, циклы заболеваний в эпидемиологии, фибрилляции сердца в физиологии человека, движение планет и звезд в астрономии, потоки машин в городском трафике. С философской точки зрения способность хаотических с виду систем проявлять почти гипнотическую и завораживающе прекрасную упорядоченность позволяет нам надеяться, что Вселенная все-таки познаваема, и смириться с ее почти неприличной беспорядочностью.