Статья 431. толкование договора

О чем могут быть сделаны договорные заверения?

Можно выделить три основных вида заверений, встречающихся в гражданском обороте:

  • заверения об объекте договора (например, товар качественный, обременений и притязаний третьих лиц нет);
  • заверения о стороне договора (надлежащее финансовое положение, наличие необходимых лицензий, налоговое резидентство и т.п.);
  • заверения о соответствии договора обязательным требованиям (сделка некрупная, получены требуемые согласия государственных органов, права руководителя на заключение сделки не ограничены и т.п.).

К разделу договора, содержащему заверения об обстоятельствах, нужно относиться предельно внимательно. Всё, что может повлиять на исполнение сделки, должно быть здесь. Контрагент будет отвечать за действительность изложенных фактов.

Меры ответственности, предусмотренные ст. 431.2 ГК РФ

В ст. 431.2 ГК РФ (п. 1) закреплено, что недобросовестная сторона должна возместить потерпевшей стороне убытки либо уплатить договорную неустойку в случае, если представила последней недостоверные заверения об обстоятельствах:

  • заключения договора;
  • исполнения договора;
  • прекращения договора. 

Таким образом, по выбору кредитора взыскивается либо неустойка, либо убытки (абз. 2 п. 1 ст. 394 ГК РФ).

При этом признание договора незаключенным или недействительным само по себе не влияет на возможность воспользоваться данным правом. Это положение ст. 431.2 ГК РФ перекликается с нормой п. 3 ст. 329 ГК РФ (введенной в действие, кстати, также с 01.06.2015), предусматривающей, что при недействительности договора, из которого возникло основное обязательство, обеспеченными продолжают считаться связанные с последствиями такой недействительности обязанности по возврату имущества, полученного по основному обязательству.

Некоторые суды распространяют данное правило и на случаи незаключенности договора (постановление 9-го арбитражного апелляционного суда от 30.11.2017 № 09АП-52671/17). Т. е. договорная неустойка продолжает действовать даже в случае признания договора незаключенным или недействительным и может быть взыскана, но только когда она обеспечивает обязанность по возврату имущества, в т. ч. денежных средств.

Потерпевшая сторона вправе воспользоваться и другими способами защиты в случаях, когда закон это позволяет (к примеру, потребовать компенсации морального вреда). 

Обстоятельства, по поводу которых дается заверение

Перечень обстоятельств, к которым могут относиться соответствующие заверения, оставлен открытым.

Упомянутые обстоятельства могут относиться:

  • к предмету договора;
  • полномочиям на заключение договора;
  • соответствию договора праву;
  • наличию необходимых лицензий и разрешений;
  • финансовому состоянию лица, представляющего заверение;
  • третьему лицу (например, финансовому состоянию общества, акции или доли в уставном капитале которого покупаются). 

Это могут быть, в частности, сведения:

  • о благополучном финансовом положении общества при продаже его акций;
  • отсутствии обременений и споров относительно продаваемого объекта недвижимости (определение Нижегородского суда от 31.01.2017 № 33-16971/2016);
  • том, что договор не является крупной сделкой или сделкой с заинтересованностью;
  • том, что заключение договора, являющегося крупной сделкой или сделкой с заинтересованностью, одобрено надлежащим образом;
  • контролирующих лицах организации (решение Арбитражного суда Воронежской области от 06.12.2016 по делу № А14-8248/2016);
  • том, что хозяйственные операции являются реальными и отражаются в отчетности и что заверяющая сторона своевременно уплачивает все установленные налоги и сборы (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 05.06.2017 по делу 53-22858/2016);
  • налоговом резидентстве, праве на применение определенной ставки налога;
  • обстоятельствах, которые существенно влияют на размер страхового риска (решение Шахунского районного суда Нижегородской области от 28.06.2016 № 2-546/2016). 

Кому нужна статья 431.2?

И большие компании, и рядовые потребители в той или иной степени перед сделкой проводят то, что называется due diligence, – проверку качества контрагента, качества того, что им предлагается, своих рисков от этой сделки.

В результате корпорация платит за анализ будущей инвестиционной сделки, а обычный покупатель наводит справки, не находится ли предлагаемая ему квартира в залоге у банка. Due diligence стоит денег. Но на то, чтобы найти все возможные дефекты, денег и возможностей хватает не всегда. В ходе исполнения сделки вскрываются обстоятельства, о которых контрагент сознательно или по забывчивости умолчал.

До прошлого года в таких ситуациях зачастую применяли статью 179 Гражданского кодекса – о признании сделки недействительной под влиянием обмана. Но, во-первых, признать сделку недействительной по этому основанию непросто, а во-вторых, не всегда пострадавшая сторона желает таких последствий. В конце концов, несмотря на вскрывшийся обман и причиненный им ущерб, договор может быть исполнен.

В связи с этим совершенно оправданным стало появление в Гражданском кодексе статьи 431.2. Она касается заверений об обстоятельствах.

Уже укоренившейся практикой стало сообщение в договоре одной стороной о некоторых обстоятельствах, имеющих существенное значение для контрагента. Эта информация (заверение) побуждает к заключению договора, поскольку позволяет не проводить всесторонний анализ соответствующих обстоятельств. Однако, если раньше в качестве действенного инструмента, применимого к стороне, предоставившей недостоверные заверения, могла рассматриваться лишь статья 179, то теперь потерпевший волен использовать норму статьи 431.2.

Комментарий к Ст. 431 Гражданского кодекса РФ

1. При рассмотрении дела суды лишены возможности высказывать собственное мнение. Судьи обязаны воспринимать текст договора в его совокупности с иными документами и доказательствами. Содержание договора определяется в соответствии с его общепринятой трактовкой и пониманием его условий сторонами. ГК РФ позиционирует такое восприятие договора как буквальное, то есть так, как написано в договоре.

Если положения договора могут иметь несколько значений либо не позволяют достоверно установить значение отдельных положений, суды обязаны выявить действительную и реальную волю сторон. Основным способом ее установления являются показания сторон или их представителей по условиям договора и обстоятельствам дела. Суд обязан учитывать в совокупности все собранные по делу доказательства с целью выявления действительной воли сторон и исключения каких-либо сомнений в ее достоверности

При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон

Правила о толковании условий договора являются одним из аспектов реализации принципов арбитражного или гражданского процесса, в том числе в части достоверного выявления всех имеющих юридическое значение обстоятельств и исключения каких-либо сомнений и разночтений в восприятии договора и иных представленных документов, вытекающих из существа данного соглашения.

Так, по одному из дел суд первой инстанции правомерно отметил, что разное толкование условий договора не свидетельствует о незаключенности договора, поскольку заключенность/незаключенность договора можно определять только по обстоятельствам, предшествующим заключению договора, т.е. подтверждающим, что до заключения договора стороны выражали различную волю, либо не выражали соответствующей воли. Правила толкования, предусмотренные ст. 431 ГК РФ, свидетельствуют о том, что условия заключенного договора далеко не всегда толкуются всеми сторонами договора и судом одинаково, и на тот случай, когда у сторон договора и суда нет единого понимания условий договора, положениями указанной нормы установлено последовательное применение судом правил толкования договора. В соответствии с п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 N 165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными» в случае спора о заключенности договора суд должен оценивать обстоятельства и доказательства в их совокупности и взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательства (см. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.07.2016 N 09АП-28725/2016-ГК по делу N А40-249843/2015).

2. Судебная практика:

— Определение КС РФ от 23.06.2015 N 1448-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Голигоровой Антониды Федоровны на нарушение ее конституционных прав положением статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации»;

— Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2016) (утв. Президиумом ВС РФ 06.07.2016) (см. п. 3 раздела II «Разрешение споров, возникающих из договорных отношений»; п. 4 из раздела I «Практика применения положений законодательства о банкротстве»);

— Постановление Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (см. п. 17);

— Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2015) (утв. Президиумом ВС РФ 25.11.2015) (см. п. 1 из раздела I «Разрешение споров, возникающих из договорных отношений», вопрос 14 из раздела «Разъяснения по вопросам, возникающим в судебной практике»);

— Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах» (см. п. 11);

— Постановление Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 N 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды» (см. п. 20);

— Постановление Суда по интеллектуальным правам от 08.07.2016 N С01-533/2016 по делу N А40-168039/2015 (о взыскании задолженности по договору на создание музыкального произведения);

— Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 04.08.2016 N Ф02-3463/2016 по делу N А10-4211/2015 (о взыскании задолженности по договору аренды электротехнического оборудования);

— Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 09.08.2016 N Ф09-7019/16 по делу N А60-41172/2015 (о взыскании с муниципального учреждения неосновательного обогащения в виде платы за пользование зданием).